Главная » Библиотека » Google. Прошлое. Настоящее. Будущее (Лау Джанет)
{sort}

Google. Прошлое. Настоящее. Будущее (Лау Джанет)

Настройки отображения Выбрать главу(113)
Перейти на    1 2 ... 37 38 39 40 41 ... 68 69

Одна из неафишируемых стратегий Google состоит в том, чтобы извлекать уроки из провалов первых интернет-компаний, каковой, в частности, была компания Netscape Communications. Между прочим, и Эрик Шмидт, и Омид Кордестани в свое время работали в этой компании, пережившей и взлеты, и падения. «Будучи компанией следующего поколения, Google имела возможность изучить и взять на вооружение позитивный опыт Netscape, – объясняет Кордестани. – Самое приятное дежавю – когда в Google работаешь с теми, в ком узнаешь воспитанников Netscape»(30).

* * *

В 2005 году на долю компании Google, несомненно, выпала большая удача: ей удалось привлечь на работу легендарного Винтона Серфа, в прошлом сотрудника Агентства передовых оборонных исследовательских проектов (Defense Advanced Research Projects Agency, DARPA) – одного из тех, кто стоял у истоков Сети и по праву заслужил титул отца Интернета. Он занял пост вице-президента и главного миссионера Интернета в Google. На него возложены задачи несколько футуристического свойства: он призван философски осмыслять и провидеть будущее Всемирной паутины и прогнозировать ее влияние на общество.

* * *

Канадец Крис Лавуа с детства мечтал стать профессором университета и готовил себя к этой стезе, а сегодня он – сотрудник Гуглплекса. Как же так? Сам он объясняет, что совершил крутой вираж в своей жизни по зову интеллекта: «Всю жизнь я считал, что самыми сложными научными проблемами занимаются в университетах, но, придя в Google, обнаружил, что здесь все делается с гораздо бо#льшим размахом и проблемы здесь неизмеримо труднее. Меня не перестают поражать и завораживать колоссальные масштабы Всемирной сети и разрабатываемых для нее систем. Я сразу понял, что именно здесь место самых великих свершений»(31). Лавуа прибавляет, что, кому бы он ни говорил, что работает в Google, реакция собеседника неизменно одна и та же: «Зависть, всеобщая зависть»(32).

С момента своего основания компания Google получила более пяти миллионов заявок от людей, мечтающих работать здесь. И в вопросе подбора подходящих кандидатур Google проявила инновационность, изобретя новые способы находить тех, кто, по ее представлениям, достаточно одарен, чтобы пополнить собой ряды гуглеров. Однажды Google установила на автостраде 101, постоянно оживленной трассе, связывающей Сан-Франциско с Силиконовой долиной, придорожный щит, призванный привлекать новых сотрудников на работу в Google. Однако ни имени компании, ни ее логотипа, ни www-адреса или каких-либо указаний на нем не было. Сообщение ограничивалось следующим: «.[36] сот».

Те, кто догадался, о чем речь, и сумел вычислить это значение, ввели в строку браузера получившийся адрес – 7427466391.com, что привело их на веб-страницу с новым заданием, более сложным. Те, кто преодолел и эту преграду, получили возможность пройти собеседование в Google.

Еще один нетривиальный способ поиска сотрудников – Google Labs Aptitude Test (GLAT, стандартный тест на профессиональную пригодность для программистов и других потенциальных сотрудников Google), который компания публиковала в узкоспециализированных ИТ-изданиях вроде Linux Journal. Туда входили математические головоломки и вопросы (их перечень состоял из 21 пункта), ответ на которые может быть известен тем, кто глубоко изучал математику, вроде «назовите самое прекрасное уравнение из всех когда-либо выведенных»(33).

* * *

Нередко Google признает:

Наши сотрудники более склонны уходить от нас после наступления срока реализации их исходных опционов, в особенности если акции, составляющие опцион, существенно прибавили в цене по сравнению со стоимостью исполнения опциона.

У Google имеется и еще одна головная боль: чрезвычайно ожесточенная в ИТ-индустрии конкуренция за таланты: «…мы отдаем себе отчет в том, что кое-кто из наших конкурентов нацелился переманить непосредственно наших сотрудников»(34).

В стремлении сберечь свои интеллектуальные ресурсы компания Google учредила престижную премию Founders' Award («Награда от учредителей»), которой удостаивает сотрудников, продемонстрировавших выдающиеся предпринимательские достижения. Премия выдавалась в форме пакета акций, что было эквивалентно огромной сумме. Первые две награды, стоимость которых оценивалась в 12 миллионов долларов, были присуждены двум командам разработчиков, объединявшим по 10–12 человек.

Оказалось, что и у этого мотивационного начинания имеется обратный эффект: те, кто был удостоен премии, сочли себя недооцененными. По словам одного ветерана Google, «кончилось тем, что эта затея стала вызывать все больше раздражения и зависти среди сотрудников». Сегодня Google лишь изредка присуждает Founders' Award, предпочитая раздавать призы поменьше, да и то весьма скупо. Бывает так, что сотрудники получают их из рук самих основателей Пейджа и Брина во время их визитов в офисы компании(35).

При том что Google не жалеет усилий на мотивацию и удержание своего золотого интеллектуального фонда, утечка мозгов остается проблемой компании, и многие талантливые сотрудники уже покинули ее, прежде всего движимые желанием основать собственное дело.

Вот как комментирует ситуацию Авичал Гарг, в прошлом менеджер по управлению продуктами Google, а ныне учредитель начинающей компании PrepMe.com, предлагающей услуги подготовки к стандартизованным тестам: «В свое время компания Google стала ярчайшим событием и как магнит притягивала все что есть талантливого. [А сейчас] ее в массовом порядке покидают те, кто помоложе и успел заработать кое-какие деньги. Причем уходят не те, у кого уже 20 миллионов, а, как правило, те, у кого хотя бы два. В нынешние времена начальные затраты на организацию компании столь невелики, что Google, в сущности, финансирует их начинания»(36).

Тайны за семью печатями

Нежелание Google погружаться в вакханалию пиара было обусловлено здравым смыслом. Это место, Маунтин-Вью, можно назвать одновременно и открытым, и закрытым: там утвердилась культура, навеянная идеями бестселлера Энди Гроува «Выживают только параноики», где разъясняется польза хаоса как дымовой завесы для истинных намерений. Когда книга вышла в свет, Пейдж и Брин занимались форсированной доводкой поисковика, и слишком большая шумиха вокруг их ноу-хау могла им только помешать(37).

Стивен Арнольд, писатель и консультант в технологической области

А вот как объяснили свою страсть к секретности Ларри и Сергей после преобразования Google в публичную компанию:

Будучи небольшой частной компанией, Google держала при себе конфиденциальную деловую информацию, что, по нашему мнению, сильно помогло в борьбе с конкурентами. Но мы росли, и информация все больше становилась достоянием гласности. В ранге публичной компании мы, естественно, будем предоставлять всю требуемую законами информацию и приложим все усилия, чтобы внятно объяснить намерения, лежащие в основе того или иного нашего шага. Однако мы не собираемся без особой надобности раскрывать сведения, объясняющие наши преимущества, стратегии и намерения(38).

* * *

Общеизвестно неизбывное желание Google уклоняться от контактов со СМИ, и даже репортеры местной газеты испытывают на себе, что такое скрытность по-гуглевски(39). А между тем в редакции газеты считают, что в качестве одного из крупнейших корпоративных граждан города, оказывающих существенное влияние на его жизнь, компания Google должна бы быть поразговорчивее – в конце концов горожане имеют право знать, что делается у них под боком. На это газета Mountin View Voice пожаловалась в редакционной статье одного из номеров за 2007 год:

Вот уже несколько лет – по крайней мере с того момента, как она стала открытым акционерным обществом и доросла до сегодняшних гигантских размеров, – общение компании Google с публикой свелось к чему-то среднему между эпизодическим и вообще никаким(40).

Перейти на    1 2 ... 37 38 39 40 41 ... 68 69