Главная » Библиотека » Google. Прошлое. Настоящее. Будущее (Лау Джанет)
{sort}

Google. Прошлое. Настоящее. Будущее (Лау Джанет)

Настройки отображения Выбрать главу(113)
Перейти на    1 2 ... 8 9 10 11 12 ... 68 69

Именно Шмидту с его любимым лозунгом «Не борись с Интернетом»(2) компания Google обязана тем, что ее дух неизменно присутствует в самой гуще всех мало-мальски значимых проектов коммерциализации Всемирной сети.

Коллективный разум Силиконовой долины

Эрик Эммерсон Шмидт родился весной 1955 года в столице США Вашингтоне. По окончании средней школы в Йорктауне (штат Вирджиния) он получил диплом Принстонского университета в области электронной инженерии, а после – докторскую степень по компьютерным технологиям в Калифорнийском университете в Беркли.

Свои «нашивки» в области технологий Шмидт заработал, трудясь на ряд компаний – ветеранов Силиконовой долины. В его послужном списке значатся такие уважаемые корпоративные имена, как лаборатории Bell Labs, компания Zilog и овеянный легендами исследовательский центр Пало-Альто (Palo Alto Research Center, PARC) компании-гиганта Xerox. В Sun Microsystems он поднялся до поста главного технолога, а позже – до руководителя компании Novell. Когда же последняя слилась с компанией Cambridge Technology Partners, Шмидт подал в отставку, благодаря чему у компании Google и появился шанс пригласить его к себе.

На публике склонность Шмидта к родительской опеке часто проскакивает наружу, и это, возможно, задевает Сергея с Ларри. На какой-то из встреч журналисты спросили Ларри Пейджа, что он думает о принятом после террористических актов 11 сентября 2001 года законе под названием «Патриотический акт США» (U.S.A. PATRIOT Act), в котором некоторые склонны усматривать покушение на неприкосновенность частной жизни. Пейдж пустился в рассуждения, подкрепляя свои высказывания теоретическими комментариями, но тут вмешался Шмидт, прервав Ларри на полуслове: «Лучше всего на это ответить, что, раз такой закон принят в нашей стране, мы обязаны ему подчиняться»(3).

(Подробнее о личной конфиденциальности можно почитать в подразделе «Проблема конфиденциальности» главы 9 «Google взрослеет».)

Он как скала, а они – соколята

Рассудительность Шмидта оказалась весьма удачным дополнением к юношескому задору и вечному нетерпеливому стремлению Google-парочки добиться всего и сразу. И все же, невзирая на приземленность и прагматичность своей натуры, Шмидт поощряет других «ставить дерзкие цели»(4). К чести Ларри и Сергея, у них хватило проницательности разглядеть в Шмидте надежного партнера, и заметно, что они многому научились у него.

На ежегодном собрании акционеров компании Google в 2008 году Шмидт торжественно объявил, что Google-ребята повзрослели:

Сегодня они действуют как настоящие корпоративные топ-менеджеры со всем набором соответствующих качеств и опыта.

В этом месте Ларри подал реплику из зала: «Каковыми, к сожалению, не были лет пять тому назад».

Шмидт, как ни в чем не бывало, продолжил:

Теперь у нас все по-другому. В сущности, они в прямом смысле управляют компаниями, которые создали своими руками, и притом, как полагается, владея всеми премудростями, какие рассчитываешь обнаружить в тех, кто вышел из пеленок детского предпринимательства и кого по праву можно назвать зрелыми бизнес-лидерами(5).

Сила влияния

Благодаря опциону на солидный пакет акций Google Шмидт поднялся на 126-ю позицию в рейтинге богатейших людей планеты по версии журнала Forbes. Кроме высшего исполнительного поста в Google Шмидт состоит в правлении Принстонского университета.[3]

По поводу частной жизни Шмидта известно, что они с женой Венди проживают в городе Атертон в Калифорнии. Чета Шмидт увлекается коллекционированием предметов современного искусства и картин современныххудожников, а также руководит семейным фондом, делающим пожертвования в проекты, направленные на экологические цели и поддержание устойчивого экономического развития. Эрик Шмидт имеет лицензию частного пилота и обожает летать, что отчасти объясняет занятный состав авиатранспортного парка Google.

Ближе к концу предвыборной президентской кампании 2008 года Эрик Шмидт окончательно определился со своими предпочтениями, безоговорочно выразив свои симпатии Бараку Обаме, и активно поддерживал его предвыборную кампанию. Несмотря на столь явное благоволение главы компании к одному из кандидатов в президенты, остальные кандидаты тоже сочли своим долгом отметиться в компании Google и пообщаться с ее сотрудниками – и Хиллари Клинтон, и Джон Маккейн.

Вот чем Шмидт объясняет свой личный выбор:

Люди могут восхищаться кем угодно – по тысяче разных причин; что же касается меня лично, то сенатор Обама, теперь уже новоизбранный президент Обама, взял меня за живое, когда заговорил о том, как сделать мир лучше для каждого из нас. Его приоритеты – внимание к среднему классу, улучшение образования, забота о науке: он хочет удвоить бюджет на научные исследования. Все эти важные вещи совершенно игнорировали администрация Буша и противники Обамы(6).

Обама заявил избирателям, что Шмидт войдет в число лидеров бизнеса, которые в случае его избрания будут приглашены к нему в советники, причем имя главы Google значилось под первым номером в списке предполагаемых консультантов на уровне кабинета по вопросам ИТ. Однако Шмидта этот пост не заинтересовал. Уже после выборов Шмидт принял участие в ток-шоу Mad Money («Деньги на всякий случай») на канале CNBC, и у него произошел такой диалог с ведущим Джимом Крамером.

Крамер: Ну хорошо, предположим, что я Обама. Я говорю: «Отлично, Эрик, ты все это правильно говоришь, о'кей, а теперь прошу тебя: уволься из Google и приходи ко мне, будешь у меня самым главным по ИТ». Если бы тебя действительно позвали в администрацию, ты пошел бы?

Шмидт: Мне нравится работать в Google, я счастлив в Google, и потому мой ответ – нет(7).

Может статься, Шмидта останавливало заключенное им джентльменское соглашение, которое обязывало его оставаться в Google на длительный срок.

Активная поддержка Обамы в период предвыборной кампании, а также труды Шмидта на поприще поисков конкурентоспособных альтернативных источников энергии сделали его публичным человеком, он все время на виду. Вот как откликнулась на материал о Шмидте одна читательница газеты Denver Post, Нэнси Литвак-Стронг:

Эрик Шмидт – настоящий гражданин своей страны. Он осознает значение тех общественных функций, которые мы поддерживаем, платя налоги, он ценит возможности преуспеяния, которые дало ему государство, и он счастлив, что может внести посильную лепту, чтобы оно и впредь сохраняло свое величие и свою силу. Мне бы хотелось, чтобы как можно больше людей думали так же, как он(8).

Вопреки такому лестному мнению, Шмидт, по некоторым утверждениям, не чужд жесткости. В Интернете циркулируют всевозможные слухи о его частной жизни, а кое-кто даже разглядел в нем черты зловещего гипнотизера Свенгали (персонаж романа «Трильби» Жоржа дю Морье), которого контроль над миром интересует не меньше, чем благая цель изменить его к лучшему. Что до его жесткости, то – да, он действительно избрал непримиримые позиции в вопросах авторского права и неприкосновенности частной жизни. И пусть на словах он утверждает, что ориентируется на интересы интернет-пользователей, – на самом деле он явно старается добиться для Google наилучших возможностей продавать место под рекламу.

Перейти на    1 2 ... 8 9 10 11 12 ... 68 69