Главная » Библиотека » Все продается (Ридпат Майкл)
{sort}

Все продается (Ридпат Майкл)

Настройки отображения Выбрать главу(24)
Перейти на    1 2 ... 62 63 64 65 66 ... 90 91

Я вышел на небольшой балкон. Прямо подо мной оказался огромный плавательный бассейн с голубой водой. Этот бассейн тоже был усеян островами. Купающиеся могли пить прохладительные напитки и кормить монетами игральные автоматы, не вылезая из воды.

Увидев девушек в купальниках, я вспомнил Кэти. Невольно улыбнувшись, я вернулся в комнату и набрал ее номер. Телефон не отвечал, поэтому я сказал автоответчику, чтобы Кэти позвонила мне, когда вернется.

Потом я отправился в казино. Вопреки болтовне Пайпера о богатых приверженцах азартных игр, большая часть казино была отдана обычным людям с улицы, которые могли оставить тут в лучшем случае долларов сто за вечер. Здесь было несколько больших игровых залов, тоже декорированных в стиле южных морей, с гектарами столов для игры в рулетку, очко и кости. За исключением игры в кости, во время которой игроки, очевидно, привыкли орать, все остальные священнодействия происходили в почти могильной тишине. Игроки торжественно отдавали свои деньги крупье, которые быстро и профессионально возвращали выигранную долю.

И, конечно, здесь повсюду стояли игральные автоматы. Один бесконечный ряд автоматов за другим, рядом с каждым свое человеческое существо, ритмично кормившее машину монетами. Здесь не было окон. День ли, ночь ли, машинам было все равно, а люди делали то, на что их толкали. Мне хватило двухчасовой экскурсии по «Таити», чтобы потерять способность видеть буквально все, кроме сияния люстр, мелькания долларовых банкнот и тысяч поразительно похожих одно на другое человеческих лиц, которые выражали одну мысль, одно желание – выиграть. Мне стало не по себе. В шутку я как-то сказал Пайперу, что азартная игра – моя профессия, но почему-то возбуждение казалось более естественным, когда его вызывает мелькание зеленых цифр на экранах за моим столом, а не бесконечный поток наличных денег в Лас-Вегасе. Впрочем, возможно, я, как и сотни людей, самозабвенно бросавших монеты в игровые автоматы, был просто загипнотизирован атмосферой азарта.

Я проглотил сэндвич и в подавленном настроении отправился спать.

Это был грандиозный спектакль для двух актеров. Пайпер в своем строгом легком костюме держался свободно, но излучал надежность и уверенность. Арт Бакси, специалист по организации публичных развлечений и зрелищ, был в своем амплуа. На этих двух актерах лежала огромная ответственность – они должны были уговорить аудиторию раскошелиться на двести миллионов долларов.

Пайпер умело подготовил потенциальных инвесторов. Рассудительно и очень убежденно он в общих словах рассказал о тех исключительных финансовых возможностях, которые предоставляет «Таити». Потом он привел ряд цифр, подкрепив их сравнительным анализом, и изложил стратегию финансового успеха казино. Пайпер говорил ровно столько, сколько необходимо для того, чтобы не успеть наскучить слушателям и в то же время убедить их, что «Таити» находится в надежных руках. Несмотря на кажущуюся сдержанность, Пайпер сумел заразить аудиторию свсим восторгом, своей уверенностью. Да и разве можно было не поверить этому высокому, элегантному, загорелому мужчине в строгом костюме? Его манера говорить годилась скорее для Гарвардского клуба, чем для казино. Несмотря на первое впечатление, «Таити» должно быть респектабельным, консервативным заведением, иначе зачем бы такой уважаемый джентльмен, как Ирвин Пайпер, связывался с ним?

Потом наступила очередь Арта Бакси. Невысокий, с дочерна загорелым лицом, с копной седых волос, Бакси поражал своей энергией. Он ни секунды не стоял на месте, а если все же иногда на мгновение замирал в выразительной позе, то лишь для того, чтобы мы поняли всю глубину только что высказанной им мысли. После изящной речи Пайпера его грубоватый, слишком прямой язык слегка покоробил аудиторию, но уже через минуту своим энтузиазмом он очаровал всех. Продавать было призванием Бакси, а «Таити» – мечтой всей его жизни. Он использовал все свое искусство. Он рассказал нам о своем детстве, о своих родителях – карточных шулерах, о том, как он сам с детства играл в карты. История о превращении нехорошего мальчишки в образцового бизнесмена удачно впитывала в себя основные элементы «великой американской мечты». Потом Бакси во всех подробностях рассказал, насколько это сложное занятие – руководить казино, как сделать так, чтобы крупье не прикарманивали деньги, как выводить на чистую воду шулеров, как с помощью компьютеров учитывать личные склонности богатых игроков, какие рекламные расходы могут оправдать себя. Мы были покорены. Думаю, большинство инвесторов уже мысленно согласились отдать деньги.

Потом Пайпер и Бакси устроили экскурсию по казино. Если смотреть на игорные залы глазами Бакси, то их монотонная навязчивость куда-то исчезала. Мы видели роскошь, блеск, поразительные технологические эффекты. Бакси показал нам кабинеты для игры тех, кто купались в деньгах, были облечены властью. Я заметил, что по возвращении в конференц-зал многие гости Пайпера были готовы тут же выписывать чеки.

– Прошу задавать вопросы.

Молчание. Ни единого вопроса о прошлом Пайпера. Ни одного неудобного вопроса о снижении доходов от автоматов по сравнению с игорными столами, о платежах богатых игроков, о стоимости проезда до казино для «голубых воротничков». Самые циничные инвесторы были околдованы грандиознейшим казино на планете. Во всяком случае пока околдованы.

Я, насколько мог, тщательно оценил ситуацию и встал.

Пайпер чуть заметно сдвинул брови, что должно было означать намек на неодобрение.

– Да?

– У меня два вопроса к мистеру Пайперу, – начал я.

Немногие удостоили меня почти равнодушными взглядами. В Лас-Вегасе, царстве азартных игр, мой английский акцент звучал совершенно неуместно. Пайпер мерил меня жестким взглядом.

– Во-первых, изучала ли Комиссия по азартным играм штата Невада ваши предыдущие инвестиции?

Аудитория немного зашевелилась. Пайпер словно окаменел.

– Во-вторых, не можете ли вы сказать несколько слов о финансировании клиники для реабилитации богатых бизнесменов в Британии?

Я сел. Инвесторы реагировали на мои вопросы по-разному. На лицах некоторых отразилось неодобрение; по их мнению, своими дешевыми намеками я лишь пытался испортить настроение этим великим людям и опорочить грандиозное казино. Несколько человек, в том числе и Мадлен Джансен, выпрямились и насторожились.

Пайпер поднялся. Как всегда, он был выдержан и невозмутим.

– Я с удовольствием отвечу на эти вопросы. Комиссия очень тщательно проверяет всех аппликантов, желающих получить лицензию. Что касается второго вопроса, то у меня очень большой портфель инвестиций. Полагаю, несколько лет назад у меня действительно были проекты, связанные с недвижимостью в Англии, но я не могу помнить детали всех инвестиций. Другие вопросы?

Беглым взглядом Пайпер обвел аудиторию. Для него наступил очень опасный момент, до сих пор он полностью владел настроением присутствующих. Но он, в сущности, так и не ответил на мои вопросы. Если кому-то придет в голову потребовать уточнений, то у инвесторов могут возникнуть сомнения. Однако я не собирался настаивать. Своей цели я уже достиг. Пайпер понял, что я в курсе его прежних дел и могу рассказать об этом другим. Я бросил взгляд на Мадлен. Она открыла рот, будто собираясь задать вопрос, но Пайпер уже объявил о закрытии презентации. Мадлен медленно собирала бумаги, взглядом разыскивая меня. Я отвернулся.

Через полчаса, когда я пил кофе в атриуме, ко мне подошел посыльный.

– Прошу прощения, сэр, мистер Пайпер приглашает вас к себе в номер.

Много времени ему не потребовалось, подумал я, поставил чашку и вслед за посыльным пошел к лифтам.

Номер Пайпера был на последнем этаже отеля. Обстановка в нем совершенно не вязалась с интерьером всего «Таити». Здесь не было ни обитой пурпурным бархатом мебели, ни огромных зеркал, ни позолоты. Обстановку номера составляла антикварная английская мебель: изящный диван, шесть кресел с прямыми спинками и обивкой ручной вышивки, небольшой письменный стол и два-три полированных столика. Все это стояло на огромном светло-голубом шелковом ковре, украшенном сложными древне-персидскими или индийскими орнаментами. Английская обстановка казалась нелепой на фоне огромного, от пола до потолка, окна, открывавшего вид на белое здание соседнего казино, на грязно-серые и бурые постройки и неоновые огни Лас-Вегаса. Вдали за ними уходила в бесконечность пустыня.

Перейти на    1 2 ... 62 63 64 65 66 ... 90 91