Главная » Библиотека » Все продается (Ридпат Майкл)
{sort}

Все продается (Ридпат Майкл)

Настройки отображения Выбрать главу(24)
Перейти на    1 2 ... 56 57 58 59 60 ... 90 91

В разговор вступил Вайгель.

– Про Кэша я могу рассказать много интересного. Помнишь Шерил Роузен?

– Эй, Дик, – засмеялся Кэш, – не сочиняй. Это было давным-давно.

– Ты давно знаком с Диком? – спросил я Кэша.

– О, очень давно, – ответил Кэш. – Нас многое связывает. В детстве мы были соседями. Дик был самым умным. Всегда лучший в классе. Колумбийский университет, потом Гарвардская школа бизнеса. А я если что и делал лучше других, так только пил пиво и знакомился с девушками вроде Шерил Роузен.

– Жаль, что вы не видели его бара, – сказал Вайгель. – Он был битком набит каждый вечер. Сотни ребят там развлекались от души. Досадно, что пришлось его закрыть.

– Бар Кэша был недалеко от Тремонт-авеню? – спросил я невинно.

– Сразу за углом, – ответил Кэш.

Вайгель пристально посмотрел на меня. Секунду-другую я выдержал его взгляд, стараясь сохранить бесхитростное выражение. Очевидно, Вайгель подозревал, что я что-то задумал. Мне же ничего не оставалось, как попытаться не дать ему ничем подкрепить свои подозрения.

Кэш снова принялся обхаживать женщину из «Амалгамейтед ветеранс». Вайгель повернулся к Кэти.

– Тебе нравится конференция? – поинтересовался он.

– Очень, – ответила Кэти. – Поразительно, насколько умело работают владельцы этих компаний. Кажется, все их мысли направлены на то, чтобы превратить долги в прибыль.

– Да. Сегодня выступали руководители очень крупных корпораций. Ты слышала человека из «Кем кастингс»? Их операцию разрабатывал я сам. Отличное управление. Это одна из тех корпораций, которые добились действительно больших успехов.

Я тоже слышал выступление президента «Кем кастингс». Руководство корпорации, судя по всему, было достаточно компетентным, да и химическую промышленность нельзя было назвать неудачной отраслью, но, последовав совету банкиров из «Блумфилд Вайс», корпорация залезла в такие долги, что теперь ей придется приложить немалые усилия лишь для выплаты процентов.

– Да, слышала, – ответила Кэти.

– Досадно, что такие операции нам не удается организовать в Европе, – продолжал Вайгель. – Я никак не пойму почему?

Кэти насторожилась. С минуту она молчала. Я чувствовал, как напряженно она раздумывает над ответом, и сосредоточенно ковырял вилкой в тарелке, делая вид, что ничего не замечаю.

– Не знаю, – тщательно подбирая нужные слова, сказала наконец Кэти. – Мне кажется, все дело в том, что наши клиенты не проявляют никакого интереса.

– Всегда трудно сказать, кто не проявляет интереса – клиент или сейлсмен, – дожевывая бифштекс и вызывающе глядя на Кэти, сказал Вайгель. На его лысине выступили капельки пота. – Продажа облигаций «Кем Кастингс» имела очень большое значение для нашей фирмы. Мы остались с пакетом облигаций, которые стоили нам кучу денег. Имей мы систему международного распределения высокодоходных облигаций, этой проблемы вообще бы не возникло.

Кэти сохраняла хладнокровие.

– Дело в том, что большинство наших клиентов просто не хотят идти на риск, связанный с бросовыми облигациями. Заставить их изменить свои взгляды невозможно.

– Заставить невозможно, но с такой фигурой, как у тебя, ничего не стоит их переубедить. – Вайгель расхохотался, отпил глоток вина и подмигнул мне. Я ответил сердитым взглядом.

Кэти растерялась. Очевидно, она не могла решить, то ли принять слова Вайгеля как шутку, то ли посчитать их тем, чем они и были на самом деле, – оскорблением. В конце концов она скованно улыбнулась.

– А, перестань делать вид, что ты чем-то недовольна, – продолжал Вайгель, бросая на Кэти плотоядные взгляды. – Такая красивая девушка, как ты, может продать что угодно кому угодно. Бьюсь об заклад, ты уже установила прочные связи с клиентами. Если бы я вечером посидел где-нибудь с тобой, меня можно было бы уговорить купить все на свете. – Вайгель повернулся ко мне и еще раз подмигнул. – Разве я не прав?

– Дик, – сквозь зубы пробормотала Кэти, – не забывайте, что нас слышат клиенты.

Очевидно, Вайгель выпил слишком много вина.

– Пол – далеко не наивный ребенок. Он знает, как делаются дела. Послушай, Кэти, в «Блумфилд Вайс» я далеко не последний человек, и я не собираюсь на этом останавливаться. Тебе бы не мешало узнать меня поближе. Я могу помочь твоей карьере. Как насчет того, чтобы после обеда нам выпить тет-а-тет по бокалу шампанского?

Вайгель сидел напротив Кэти, а у Кэти очень длинные ноги. Она опустилась в кресле чуть ниже. Через мгновение Вайгель истошно завопил от боли и, казалось, схватился за салфетку, лежавшую у него на коленях. Кэти встала, извинилась, коротко улыбнулась каждому и ушла, постукивая высокими каблучками по деревянному полу.

Я вскочил и побежал вслед за Кэти в бар. Чтобы не расплакаться, она прищурилась и прикусила дрожащие губы.

– Он был не слишком деликатен, да? – сказал я.

– Подонок! – пробормотала Кэти.

– Но вы ответили ему очень красноречиво.

– Да, это мне на секунду доставило удовольствие, – улыбнулась Кэти. – Но, знаете, он прав. Если я буду бить ногой по яйцам всем восходящим звездам «Блумфилд Вайс», удачная карьера мне заказана.

– К черту Вайгеля. К черту «Блумфилд Вайс». Давайте выпьем, – предложил я.

Я взял бокал вина для Кэти и скотч для себя. Кэти отпила глоток.

– Вы слышали, что случилось с Джо Финлеем, нашим трейдером? Он занимался у нас еврооблигациями?

– Нет, а что? – ответил я. Мое сердце забилось быстрее.

– Ужасное несчастье. Вчера его убили в Центральном парке.

– В самом деле? Это действительно ужасно.

Я старался вложить в свои слова точно отмеренную дозу сочувствия, достаточную для того, чтобы признать весь ужас самого факта убийства, и недостаточную, чтобы можно было заподозрить, будто бы нас с Джо связывало нечто большее, чем короткое знакомство.

– Как это произошло? – спросил я.

– Очевидно, он отправился в парк на пробежку. Было темно, и на него напали. Он защищался и убил одного из нападавших. Знаете, ведь раньше он служил в войсках специального назначения, – сказала Кэти и содрогнулась.

Смерть Джо меня не огорчила, и я не чувствовал за собой никакой вины. Я нисколько не сомневался, что он был намерен убить меня. Теперь мне не придется оглядываться на каждом шагу. Жизнь могла снова войти в нормальную колею. Я вспомнил Салли, жену Джо. И Джерри. Конечно, вырастить ребенка без отца нелегко, но все же для Салли это будет намного проще, чем с таким отцом, как Джо.

– Полиция нашла убийц? – спросил я.

– Нет еще, но ведь прошло совсем немного времени, – ответила она и нервно отпила еще глоток. – Знаю, это может прозвучать ужасно, но, признаюсь, мне он никогда не нравился. Он был неуправляем. И опасен.

Я поторопился – может быть, слишком поторопился – успокоить Кэти.

– Ничего ужасного, – сказал я.

От Кэти не ускользнул мой тон, и она вопросительно подняла брови. Потом ее внимание отвлекла какая-то сцена, которая! разыгрывалась у меня за спиной.

– Вы только посмотрите! – сказала она.

Я обернулся. Через толпу к бару пробивался коренастый Маршалл Миллз. На его руке повисла соблазнительного вида пышная блондинка с большими голубыми глазами и пухлыми ярко-красными губками, которые, казалось, никогда полностью не закрывались. При каждом шаге она изгибалась всем телом, задевая бедром Миллза.

Недалеко от нас, перед самым входом в бар, супружескую чету остановил Кэш.

– Маршалл! – крикнул Кэш.

– Кто вы такой, черт возьми? – зло выплюнул рассерженный Миллз.

– Я – Кэш Каллахан, сейлсмен банка «Блумфилд Вайс». Я лишь хотел сказать, что ваше выступление произвело на меня очень большое впечатление. Чрезвычайно интересное, содержательное, заставляющее думать.

– Ненавижу сейлсменов. Убирайтесь! – прорычал Миллз.

Кэти хихикнула.

– Наконец-то Кэш нашел достойного противника, – прошептала она.

Но Кэш не собирался так просто сдаваться. Он на секунду задумался, пытаясь угадать слабые места Миллза, потом сказал:

Перейти на    1 2 ... 56 57 58 59 60 ... 90 91