Главная » Библиотека » Все продается (Ридпат Майкл)
{sort}

Все продается (Ридпат Майкл)

Настройки отображения Выбрать главу(24)
Перейти на    1 2 ... 11 12 13 14 15 ... 90 91

Новые облигации будут иметь четырнадцатипроцентный купон и десятилетний срок погашения. Облигации будут выпускаться под залог казино, поэтому, если комплекс не заработает столько, чтобы можно было выплатить долги, то вы станете владельцами очень выгодной недвижимости.

У вас есть вопросы?

Последнюю фразу Кэти бросила как вызов, а ее тон стал чуть более надменным.

На минуту воцарилось молчание. За эту минуту я быстро пробежал глазами листки с колонками цифр. На первый взгляд проект казался интересным, но прежде чем сделать выводы, мне хотелось бы узнать еще весьма многое.

– Должен признаться, что я не очень хорошо знаю игорный бизнес, – начал я. – Вместе с ним мне придется изучить и многое другое. Но уже сейчас у меня есть два вопроса. Во-первых, что случится с этими многообещающими прогнозами, если начнется экономический спад?

– Общеизвестно, что игорный бизнес не страдает во время депрессии, – менторским тоном ответила Кэти. – Более того, в годы депрессии начала восьмидесятых посещаемость игорных заведений возросла. Дело в том, что в трудных ситуациях человека тянет к игре.

Кэти бросила на меня высокомерный взгляд, как бы говоря: неужели кто-то осмелится мне возражать?

Я выдержал ее взгляд и замолчал. Мне не нравится, когда ко мне относятся покровительственно, каким бы ангелом в юбке ни казался покровитель. Я не собирался так просто сдаваться.

– Возможно, вы правы, – сказал я. – Но разве в Лас-Вегасе в последние годы строительство не было ориентировано на развитие семейного отдыха?

– Да, вы правы. Предполагается, что в следующее десятилетие «Таити» станет не только раем для богатых игроков, но и одним из самых роскошных центров семейного отдыха.

– Наследникам тоже надо где-то учиться играть в покер, – со смешком вставил Кэш.

– Понятно, – сказал я. – Но разве в трудное время доход от семейного отдыха не падает в первую очередь?

– Возможно.

– В таком случае в период экономического спада в Лас-Вегас приедет меньше людей и доходы резко упадут, не так ли?

Снова на минуту воцарилось молчание, прерываемое лишь шорохом страниц, которые нервно перелистывала Кэти.

– Как вы сами заметили, в этом бизнесе вы новичок. Специалисты в один голос утверждают, что влияние депрессии на игорный бизнес будет незначительным. Хорошо известно, что во время великой депрессии тридцатых годов посещаемость игорных заведений возросла.

Кэти запуталась, но определенно не собиралась уступать, поэтому я сменил тему.

– У меня еще один вопрос. Ссуживая кому-то деньги, желательно знать хотя бы немного об этом человеке, каким бы бизнесом он ни занимался. Кому принадлежит «Таити»?

Почувствовав более надежную почву под ногами, Кэти ответила не задумываясь:

– Владельцем его является мистер Ирвин Пайпер. На Уолл-стрите его хорошо знают как удачливого инвестора, выходящего победителем из самых трудных ситуаций. Около десяти лет назад Пайпер купил компанию «Мертон электроникc»; по общему мнению, это была одна из самых удачных финансовых операций восьмидесятых годов. За три года Пайпер увеличил свое состояние в четыре раза. В прошлом он также вкладывал деньги в индустрию отдыха и всегда зарабатывал на этом. Поверьте мне, на такого человека можно положиться.

– Понятно. – У меня был готов еще один вопрос: – Лас-Вегас завоевал репутацию центра притяжения организованной преступности, не так ли? Как я могу быть уверен, что этот человек не связан с преступным миром?

– Если человек владеет казино, то это еще не значит, что он – преступник, – высокомерно ответила Кэти. – Вы правы, в пятидесятые и шестидесятые годы в Лас-Вегасе существовала организованная преступность, но теперь Комиссия по контролю за азартными играми штата Невада, прежде чем выдать лицензию на право владения или управления казино, очень тщательно проверяет любую кандидатуру. Комиссия ни в коем случае не выдаст лицензию, если заявитель был когда-либо уличен или даже заподозрен в противозаконной деятельности. Уверяю вас, Ирвин Пайпер – человек с незапятнанной репутацией.

– Тем не менее, у меня не может не вызывать тревоги то обстоятельство, что я ссуживаю деньги людям, которых никогда не видел, – настаивал я.

– Послушайте, если вам недостаточно тщательнейшего расследования Комиссии по контролю за азартными играми, то вам невозможно угодить, – недовольно бросила Кэти.

Разговор стал раздражать меня всерьез. В конце концов, я – покупатель, и я не намерен покупать эти облигации, пока не буду совершенно убежден в надежности казино, его владельца и всего игорного бизнеса.

Кэш почувствовал перемену в моем настроении. Он никогда не стал бы ведущим агентом «Блумфилд Вайс», если бы в его арсенале были только методы грубого навязывания. Облигации нового выпуска обещали рекордные комиссионные, и Кэш приготовился к долгой борьбе. Он будет пытаться продать облигации, даже если его шансы на успех будут не больше, чем пятьдесят на пятьдесят.

– Послушай, Пол, вы купите облигации, если мы дадим удовлетворительные ответы на все твои вопросы?

– Тогда мне нужно будет еще подумать. Но в таком случае вполне вероятно, что я их действительно куплю, – ответил я.

– Отлично. Тогда у меня есть два предложения. Во-первых, примерно через две недели Ирвин Пайпер будет в Лондоне. Я его знаю. Это птица высокого полета. Возможно, мне удастся договориться о встрече. Неофициальной. Это тебя устроит?

– Это было бы очень полезно. Спасибо.

– Хорошо. Завтра я тебе позвоню и скажу, где и когда. Во-вторых, я бы хотел напомнить о нашей годичной конференции по высокодоходным облигациям. Она состоится в Финиксе в начале сентября. По окончании конференции можно будет заглянуть в Лас-Вегас и познакомиться с руководителями других компаний, выпускающих высокодоходные облигации. Что ты об этом думаешь? Там должно быть интересно. Мы с Кэти тоже собираемся.

– Что ж, весьма признателен, – ответил я. – Мне нужно будет поговорить с Хамилтоном, но предложение кажется заманчивым. Возможно, мне удастся встретиться там и с директором того ссудо-сберегательного банка, о котором говорила Кэти.

Голубые поросячьи глазки Кэша с минуту вопросительно смотрели на меня. Потом он неловко прокашлялся и опустил глаза на свои сцепленные пальцы.

– Прошу прощения, конфиденциальная информация. Понимаю, – сказал я, хотя, признаться, не вполне понимал причину беспокойства Кэша.

На этом разговор закончился.

Как только за Кэшем и Кэти захлопнулись двери лифта, Роб повернулся ко мне.

– Вот это да! Настоящая красавица, согласись! А ноги, какие ноги!

Насчет ног я не спорил. У меня вызывала сомнения обладательница этих ног.

– Она в твоем духе, Роб. Разговаривает почти надменно. Рядом с ней даже Кэш выглядит ласковым котенком.

– Тебе просто не понравилось, что она вывела тебя на чистую воду, – возразил Роб. – Совершенно очевидно, что ока знает свое дело. Красива и к тому же умна. Я почти уверен, что все время она смотрела только на меня. Думаю, надо ей звякнуть и спросить, что она делает вечером.

– Должно быть, ты свихнулся. Она проглотит тебя живьем, – заметил я.

Впрочем, я понимал, что зря сотрясаю воздух. Когда дело доходило до женщин, Роб неизменно сходил с ума и, возможно, ничего не имел против того, чтобы его съели с потрохами.

Мы вернулись в операционную комнату. Меня подозвал Хамилтон.

– Как переговоры? – поинтересовался он.

– Довольно успешно, – ответил я. – Мне придется еще изрядно поработать, но в конце концов я, скорее всего, соглашусь на покупку облигаций. – Я посвятил Хамилтона в детали нашего разговора. – Определенно стоит встретиться с владельцем казино. Кроме того, Кэш пригласил меня на их конференцию по высокодоходным облигациям. Он сказал, что там будут представители ряда компаний, которые выпускают такие облигации. Что вы об этом думаете?

Хамилтон далеко не всегда охотно соглашался на дополнительные расходы. Я опасался, что и на этот раз он будет возражать. Но я ошибся.

Перейти на    1 2 ... 11 12 13 14 15 ... 90 91