Главная » Библиотека » Сделано в Америке. Как я создал Wal-Mart (Уолтон Сэм)
{sort}

Сделано в Америке. Как я создал Wal-Mart (Уолтон Сэм)

Настройки отображения Выбрать главу(24)
Перейти на    1 2 ... 34 35 36 37 38 ... 59 60

СОЗДАЕМ СОБСТВЕННУЮ КУЛЬТУРУ

«Настоящим «гвоздем программы» было то, что Сэм создал и внедрил во всей компании собственную культуру. Этому нет прецедентов. Это не с чем сравнить. Он - величайший бизнесмен нашего века».

ГАРРИ КАННИНГЕМ, основатель сети магазинов «Кмарт»

Немногие из известных мне компаний собирают несколько сотен своих вышестоящих и рядовых сотрудников каждую субботу, в полседьмого утра, чтобы поговорить о деле. Еще меньше таких, где такое собрание начинается с мелодекламации в исполнении первого лица компании, точнее, с «вопилки», известной мне еще со студенческих времен. Я люблю таким образом будить всех присутствующих. Есть у меня и другая «во-пилка», наша, фирменная, уол-мартовская. Именно ее исполнили наши сотрудники в честь Президента Буша и его супруги. Видели бы Вы тогда их лица… Для тех, кто никогда ее не слышал, я привожу ее здесь:

«У» мне скажи!

«О» мне скажи!

«Л» мне скажи!

В танце меня закружи!

(Здесь все исполняют нечто вроде твиста)

«М» мне скажи!

«А» мне скажи!

«Р» мне скажи!

«Т» мне скажи!

Слово теперь составь!

«Уол-Март»!

Слово теперь составь!

«Уол-Март»!

Кто у нас главный?

Кто всегда прав?

КЛИЕНТ!

Я знаю, что у большинства компаний нет своих «вопилок», а если даже и есть, то не станет большинство председателей совета директоров их запевать. Однако в большинстве компаний нет и джазовой группы под названием «Поющие шоферы» или вокального ансамбля, состоящего из управленцев, «Джимми Уокер и Счетоводы».

Я считаю, что если мы работаем так тяжело, это отнюдь не значит, что нам следует все время являть миру постные физиономии и относиться к себе смертельно серьезно, делая вид, что мы погружены в думы о проблемах колоссальной важности. Серьезные проблемы у нас решаются сообща, на утренних собраниях по пятницам и субботам. Однако за работой не грех и повеселиться немного. Насвистывают же многие в такие моменты, не так ли? Мы ведь не просто развлекаемся, у нас и дело быстрее спорится таким образом. Мы удерживаем внимание своих людей просто потому, что никто не знает, что наступит через мгновение. Мы разрушаем барьеры, и это помогает нам лучше общаться друг с другом. А еще наши сотрудники ощущают себя частью семьи. И нет среди ее членов ни одного столь важного или спесивого, чтобы он не смог запеть «вопилку» или стать предметом насмешки или целью, в которую участники шутливого соревнования бросают косточки от хурмы.

Еще в 1984 году люди начали понимать, насколько народ в «Уол-Марте» отличается от всех прочих. В тот год я проиграл пари Дэйвиду Глассу, и мне пришлось исполнить хюлу на Уолл-стрит. Я-то думал, что проскользну туда и спляшу, а Дэйвид снимет это на видеопленку в качестве доказательства для всех, кто придет на ежесубботнее утреннее собрание. Однако когда мы добрались туда, оказалось, что Дэйвид нанял целую толпу профессиональных исполнителей хюлы и аккомпаниаторов на укулеле. Кроме того, он поднял на ноги газетчиков и телевизионщиков. В связи с этим понадобилось утрясти массу вопросов. И вот я, наконец, натянул на себя поверх одежды травяную юбочку, гавайскую рубаху и леи и исполнил то, что, как мне казалось, было вполне приличной хюлой. Это зрелище было слишком занимательным, чтобы пропустить его, как мне кажется: безумный председатель совета директоров из Арканзаса в дурацком костюме, и снимок опубликовали все, кто только смог.

Однако мой танец не шел ни в какое сравнение с тем, что пришлось сделать проигравшему пари со своими сотрудниками Бобу Шнейдеру, бывшему тогда завскладом в Палестине, штат Техас. Он поспорил с ними, что они не побьют производственный рекорд, и в результате должен был побороть медведя.

Большинству, наверное, казалось, что чокнутый председатель совета директоров нашей компании откалывает примитивные номера, лишь бы привлечь к себе внимание. Они не понимали, что в «Уол-Марте» такое происходит постоянно. Это - часть нашей культуры, движущая сила всего, чем мы занимаемся. Мы всегда стараемся сделать жизнь как можно более интересной и непредсказуемой, чтобы «Уол-Март» ассоциировался у людей с весельем. Нам нравится, когда наши сотрудники сами придумывают всякие смешные штуки, развлекая при этом и себя, и наших покупателей. И если кто-то - член нашего товарищества, проникшийся нашими главными идеями и ценностями, то наша культура вдохновляет его на самые разнообразные выдумки, а это позволяет отойти от шаблона и бороться с монотонностью.

Мы знаем, что наши шалости порой банальны или слишком вольны, однако не придаем этому никакого значения. Разумеется, слегка странновато вице-президенту, облачившись в розовое трико и длинный светлый парик, кататься верхом на белом коне вокруг Бентонвилльской городской площади, как в 1987 сделал Чарли Селф, проиграв пари, заключенное на одном из ежесубботних собраний. Темой пари было то, перешагнет ли компания к декабрю того года рубеж в 1,3 миллиарда долларов по продажам. И непривычно, когда бывший управленец вроде Рона Лавлесса, будучи уже на пенсии, посещает наши собрания по поводу окончания года, чтобы представить нашему вниманию свой очередной ежегодный отчет ОЛОЭБ (отчет Лавлесса об экономическом состоянии). Основу отчета составляют данные о числе годных в пищу цыплят, попавших под колеса и обнаруженных на обочинах дорог. Изготовлен сей документ на полном серьезе, с таблицами, графиками и прочими причиндалами. Кстати, чем тяжелее времена, тем меньше таких цыплят валяется по обочинам дорог.

Таких примеров можно привести великое множество. Некоторые слагаемые нашей культуры - естественное порождение того, что начинали мы свою деятельность в маленьких городках. В те времена мы старались создавать в наших магазинах атмосферу карнавала. В провинции не так уж и много развлечений, способных перещеголять поход в «Уол-Март». Во время уличных распродаж у нас работали маленькие оркестрики и цирковые труппы, чтобы привлечь как можно больше покупателей. Мы писали на бумажных тарелках названия призов, а потом пускали их в полет с крыш наших магазинов. Иногда это были не тарелки, а воздушные шарики. У нас были «Распродажи для Чокнутых Полуночников», которые обыкновенно начинались тогда, когда все уже давно закрывались, и могли продолжаться вплоть до следующей полуночи, причем каждые несколько минут оглашалась реклама нового товара или новое выгодное предложение.

У нас устраивались лотереи покупательских карточек по принципу игры в бинго: каждой из них присваивался номер, и если Ваш номер был назван, Вы получали скидку на то, что было обозначено на Вашей карточке. В дни открытия новых магазинов мы стояли на вспомогательных прилавках и раздавали коробки конфет тем из покупателей, кто проделал самый долгий путь, чтобы попасть туда. Правда, иногда наши выдумки оборачивались против нас самих.

Однажды, ко дню рождения Джорджа Вашингтона, Фил Грин (помните огромнейшую в мире пирамиду из «Тайда»?) распространил рекламу, где говорилось, что в его Файеттвилльском магазине продается телевизор за 22 цента (так как день рождения Вашингтона - 22 февраля). Вот только прежде, чем купить этот телевизор, следовало сначала разыскать его. Фил спрятал его где-то в помещении магазина, и первый, кто найдет телевизор, мог его купить. Тем утром, придя в магазин, Фил застал там огромную толпу у входа, такую плотную, что не было видно дверей. Мне кажется, туда примчался весь Файеттвилль, причем многие заняли позиции еще с ночи. Нашим людям пришлось входить через черный ход. А когда они, наконец, открыли главный вход, началось столпотворение: то ли пять, то ли шесть сотен народа носились по магазину как оголтелые, разыскивая один-единственный телевизор за двадцать два цента. Фил в тот день продал чертову уйму товара, но ситуация в магазине полностью вышла из-под контроля, причем до такой степени, что даже ему пришлось признать: идея поиграть в прятки с товаром оказалась совершенно ужасной.

Перейти на    1 2 ... 34 35 36 37 38 ... 59 60