Главная » Библиотека » Знаковые моменты (Соловьев Александр)
{sort}

Знаковые моменты (Соловьев Александр)

Настройки отображения Выбрать главу(137)
Перейти на    1 2 ... 58 59 60 61 62

Наше время сегодня спрессовано до предела. События мелькают мимо нас с такой ошеломляющей быстротой, информация обрушивается таким бурным потоком, что сам этот факт уже стал – как ни парадоксально – некоторой банальностью. Это своего рода защита – мы привыкаем жить в белом шуме, на бегу, второпях, в окружении мелочей. Точнее, мы практически все вокруг начинаем считать мелочами, переставая замечать, как множество обстоятельств, судеб, случайностей сливаются во времени, рождая историю.

Между тем случайно, казалось бы, нанесенные на бумагу линии сливаются в знак, звуки отдельных инструментов – в стройную музыкальную симфонию, а из отдельных событий складывается целостная картина, пусть в наших умах она по сути своей мозаична.

Та же история вышла и с книгами «знаковой» серии. Каждый текст, каждая история здесь – самостоятельное произведение, словно деталь мозаики, имеющая свою неповторимую форму и уникальное место. И подчас, собрав детали в новом порядке – как это сделали авторы и составители серии, – можно увидеть привычное в новом свете и сделать новые важные выводы. Каждый читатель может складывать эту мозаику сам, выстраивая картину так, как ему угодно, получая свое, личное видение мира.

Причем это возможно как в рамках одной книги, так и в рамках нескольких, ведь книги серии образуют некое смысловое единство. В первой – «Знаковые люди» – речь идет о тех, чей ум, энергия, страсть влияли – и часто кардинально – на течение истории. Кто-то из них возглавлял революционные преобразования, становясь локомотивом перемен, а кто-то, подобно брошенному в пруд камню, провоцировал серию волн – общественных, политических, культурных потрясений поистине глобального масштаба. В любом случае без них наш мир действительно был бы другим: их судьбы, их дела, их взлеты и падения стали значимыми, знаковыми для многих и многих поколений.

Вторая книга рассказывала о брендах – мировых марках, ставших символами, с появлением которых у людей появилась, по сути, еще одна реальность – мир образов, несущих определенный смысл. Но, в сущности, она все-таки рассказывала о людях, стоявших за созданием таких брендов, о творцах мира вещей и связанных с ними символов. Их творческое начало, натура предпринимателя, пионера, первооткрывателя, помноженные на тяжелейший упорный труд, позволили создать что-то, ставшее неотъемлемой – знаковой – частью нашей жизни.

Третья книга – по крайней мере, на первый взгляд – сильно отличается от первых двух. Составители рискнули предложить свое видение масштабных процессов и явлений, в разное время кардинально менявших – или способных изменить – мир. При этом они не стали писать «новую хронологию» революций, переворотов или реформ, они вновь предлагают читателям своего рода мозаику, калейдоскоп разных по масштабам моментов, которые переживало человечество. А ставшее уже торговой маркой «Коммерсанта» подчеркнутое внимание к экономической, денежной составляющей этих моментов позволяет взглянуть на многие вещи с новой стороны.

Мы вообще редко задумываемся о том, сколько «случайностей» должно совпасть, сколько незаметных глазу – особенно глазу современника, «замыленному» малозначимой повседневной суетой, – мелких и мельчайших факторов должны оказать свое действие на общество, чтобы вероятное стало реальным, возможное – неизбежным. Какой же прихотливый, а порой парадоксальный узор возникает перед нашими глазами, когда у нас появляется возможность взглянуть на историю человечества попристальней, издалека...

Главные краски этого полотна – пурпур и охра. Красное и желтое. Кровь и золото. Эти оттенки настолько густы, что на их фоне теряются остальные. Предприимчивость купцов и стремление предпринимателей к новым рынкам оборачивается построением наркобизнеса государственного масштаба и заканчивается чередой войн. Воспетое Киплингом «бремя белого человека» – фактическим рабством целой страны, грабежом такого масштаба, что по сравнению с ним перестроечная приватизация (изрядно демонизируемая нашими демагогами) выглядит проделками мелкого карманника. Идеал, вдохновлявший поколения трубадуров, – благородный рыцарь без страха и упрека – на поверку оказывается разбойником без чести и совести, способным на любые злодеяния ради денег.

Все переворачивается с ног на голову, становится – или выглядит – совершенно не тем, чем казалось раньше. Ведь Сейлемское мракобесие, охота на ведьм – это не что иное, как частный случай передела собственности, местечковой «реприватизации». Золотые лихорадки в Калифорнии и на Аляске не принесли особых барышей золотоискателям. Состояния тогда сколотили совсем другие – те, кто их обслуживал. Да и не такими баснословными эти состояния оказались. Несколько десятков человек «намыли» себе на содержании гостиниц, салунов и игорных домов до $500 тыс., но эти – пусть и довольно крупные по тем временам – состояния не идут ни в какое сравнение с богатствами Джона Рокфеллера, нажитыми тогда же на керосине и бензине. Но империя его едва устояла перед силой слова – в США был принят антимонопольный закон и по решению Верховного суда компания Standard Oil была принудительно распущена. Все это стало возможным после публикации серии статей одной принципиальной журналистки.

Конечно же, история человечества состоит не из одних лишь мрачных моментов. Набивая свои карманы (и немножко пополняя казну Соединенного Королевства) служащие Ост-Индской компании – неосознанно, конечно – сохранили для человечества сокровища индийской цивилизации. Индия обогащала Англию не только финансово, но и культурно, духовно, внося в язык и быт колонизаторов новые ценности. Так, именно из Индии в английскую – а потом и в русскую – жизнь вошли такие понятия (и связанные с ними привычки), как шампунь и пижама.

История крестовых походов знала примеры не только алчности и клятвопреступлений, но и истинного благородства. Причем тех, кто оставался истинным рыцарем, как, например, Симон де Монфор, отказавшийся участвовать в штурме христианской Зары в угоду венецианскому кошельку, явно было немало – иначе этот образ не сложился бы вообще. Контакты с арабским миром обогатили Европу не только в материальном, но и в хозяйственно-культурном, даже духовном плане: рис и ветряные мельницы, сочинения Аристотеля и новые приемы в поэзии и архитектуре – все это пришло к нам от арабов. Тяготы, лишения и тотальное беззаконие Клондайка в рассказах Джека Лондона превращаются в гимн крепкой дружбе, целеустремленности и силе духа.

Мне кажется, что часто именно «знаковость» момента, стечение множества обстоятельств, порой недоступных учету и анализу, выводит на авансцену истории тех или иных персонажей. Таким образом, «Знаковые моменты» все равно возвращают нас к людям, к их роли, к тем следам, что они оставили за собой, эффектно подытожив серию из трех книг. Я уверен, что мы будем снова и снова вспоминать свои встречи с людьми, которые шли своим путем и не боялись нового, а напротив, видели в нем единственно возможный путь развития. Будем переживать драматические истории создания мировых брендов, которые сегодня символизируют не только качество продуктов и услуг, но определенное качество жизни. Будем вновь и вновь поражаться парадоксам и неожиданным поворотам истории человечества, истории Человека.

Можно смело сказать, что «знаковые» книги – это книги о движении вперед – бесстрашном, но не бездумном, а подчиненном логике момента.

Мы с радостью откликнулись на предложение поддержать проект не только потому, что он интересен, самодостаточен и по-своему уникален. Тексты, собранные в трех книгах, рождают мысли о близких компании ценностях, принципах, и это главное. Авторы показывают – и доказывают – что развитие любой системы, будь то компания, страна или человеческое общество, зависит от талантов и возможностей людей, ее составляющих. Одновременно внимательный читатель заметит, что большинство героев «знаковых» историй отличает не только внутренняя сила, но также умение, делая выбор, воспринимать внешние сигналы – «подсказки» – исторической действительности. Уважение вклада индивидуальности в дело достижения целей компании, доверие к жизни, предоставляющей возможности для творчества, свободного развития и самовыражения – то, что помогает «МИЭЛЬ» создавать свою историю.

Перейти на    1 2 ... 58 59 60 61 62