Главная » Библиотека » Не стань Ходорковским. Налоговые схемы, за которые не посадят (Ласков Олег)
{sort}

Не стань Ходорковским. Налоговые схемы, за которые не посадят (Ласков Олег)

Настройки отображения Выбрать главу(7)
Перейти на    1 2 3 4 5 ... 34 35

Однако следует помнить, универсальных схем оптимизации – как легальных, так и не совсем законных – не существует. Если деятельность вашего предприятия позволяет принять какое-нибудь типовое решение, это хорошо, но вы должны быть готовы к тому, что оно потребует серьезной и тщательной доработки в зависимости от конкретной ситуации, иначе его внедрение может привести к очень нежелательным последствиям.

Нельзя забывать о том, что нет и стабильной законодательной базы, в любой стране она постоянно изменяется и дополняется новыми регламентирующими документами. Именно поэтому только изучение и понимание принципов построения и функционирования налоговой системы, а также знание законных и нелегальных базовых принципов оптимизации налогов позволят вам самостоятельно разрабатывать и применять эффективные налоговые решения, идеально интегрированные в ваш вид деятельности.

На чем обжегся Михаил Борисович Ходорковский

Трудно сказать, какие именно из многочисленных налоговых схем, применявшихся в различное время на просторах обширной финансово-нефтяной империи Михаила Ходорковского, стали роковыми для их создателей. Схемы эти были довольно разнообразными как по стилю и качеству исполнения, так и по объемам активов, которые уводились ими «в тень». Были среди них довольно грубые и «грязные» даже на первый взгляд, работавшие по принципу «все гениальное просто», а просто именно по той причине, что ни одна из них не могла бы функционировать, если бы в ней не учитывались финансовые интересы различных чиновников, в том числе и высокопоставленных. Когда начинаешь вникать в суть некоторых подобных, следует отметить, абсолютно законных операций, моментально возникает вопрос: «А как им это разрешили?». Ведь далеко не у каждой организации чиновники брали займы «для покрытия дефицитов» бюджетов областных уровней, тем более эти займы выдавались векселями «ЮКОС» вместо «живых» денег. Ответ появляется также моментально: «Понятно как...». Тем не менее данные схемы работали. Они работали надежно и не один год, их контролировали и проверяли налоговые органы, у которых не возникло никаких вопросов. А Ходорковского, в конце концов, судили не за дачу взяток должностным лицам. Кроме того, никто не слышал, чтобы судили кого-то из замешанных в этом чиновников.

Были также схемы и более «чистые» и правильные. Они работали на «дырах» в законодательстве. Наверняка существовали и очень красивые и аккуратные, такие, что следствие их даже не обнаружило, а если и раскрыло, то молчит, чтобы другие не последовали дурному примеру. Но суть не в этом, самый драматичный момент в уголовном деле Ходорковского и компаний, подконтрольных «ЮКОС», заключается в том, что каждая отдельно взятая операция, задокументированная в уголовном деле, сама по себе не содержит состава преступления. Это прекрасно понимали как адвокаты «ЮКОС», так и обвинение. В то же время абсолютно для всех очевидно, что на самом деле огромные суммы были укрыты от налогообложения.

«Спрятаны или украдены?», «Украдены честно (без формального нарушения закона) или нечестно?», «Работали ли скрытые капиталы на благо российской экономики?», «Вор или борец оппозиции?» – все эти и многие другие субъективные вопросы, а также подогретое средствами массовой информации общественное мнение, так или иначе, повлияли на ход судебного разбирательства. Обвинителям пришлось «втискивать» невнятное и абстрактное понятие «справедливого возмездия» в жесткие рамки права, и в конце концов это удалось.

Какая же из налоговых схем стала фатальной для Михаила Ходорковского? Таковой явилась каждая из них. Причем ни одна из этих схем, примененная в отдельности, не привела бы к подобному результату. Лишь их совокупность в сочетании с общим огромным масштабом деятельности и значительностью оборачиваемых средств сыграла роковую роль. Это, наверное, единственный случай, когда «диверсификация» рисков сослужила столь плохую службу.

Что и как было доказано в суде

Произведены доначисления налогов по деятельности 17 фирм, на основании первичной документации которых установлена их взаимозависимость с «ЮКОС», причем несмотря на то, что реальная, подпадающая под определение налогового кодекса взаимозависимость была установлена только в отношении трех структур (ООО «Юксар», ООО «Ю-Мордовия» и ЗАО «ЮКОС-М»).

Взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, а именно: одна организация непосредственно и (или) косвенно участвует в другой организации, и суммарная доля такого участия составляет более 20 %. Доля косвенного участия одной организации в другой через последовательность иных организаций определяется в виде произведения долей непосредственного участия организаций этой последовательности одна в другой... (п. 1 ст. 20 НК РФ).

Министерство РФ по налогам и сборам оказалось не менее изобретательно в своих юридических формулировках, чем самые искусные «уклонисты» от налогов, еще раз подтверждая народную мудрость: «С кем поведешься, от того и наберешься». Так была изобретена и доказана «взаимозависимость по совокупности критериев».

Суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг) (ст. 20 НК РФ).

На основании уставных и бухгалтерских документов, маршрутных поручений и деклараций доказана взаимозависимость между «ЮКОС» и еще семью десятками организаций. Чтобы стало понятнее, как все это работает, необходимы пояснения. По такому же принципу можно установить взаимозависимость (например, между супермаркетом, куда вы ходите покупать продукты, парикмахерской, где стрижетесь, и маршруткой, на которой добираетесь до работы), документально подтвердив ее на основании чеков и талонов, найденных в вашем кармане.

Несмотря на то что многие фирмы, фигурирующие в деле, были зарегистрированы в закрытых административно-территориальных образованиях (ЗАТО), так называемых «внутренних офшорах», и имели законное право на налоговые льготы, было доказано: обороты этих фирм им не принадлежат. Министерство РФ по налогам и сборам сумело доказать, что все движение нефтепродуктов фактически контролировалось ОАО «НК “ЮКОС”» и было организовано его должностными лицами. Следовательно, поскольку сам «ЮКОС» зарегистрирован не в ЗАТО и в связи с этим никаких особых льгот не имеет, то он и должен возместить недоимки по налогам. Адвокаты «ЮКОС» безуспешно пытались доказать неправомерность подобных претензий на том основании, что «офшорные» фирмы являются самостоятельными хозяйствующими субъектами и именно к ним следует применить налоговые взыскания. Однако выяснилось, что все первичные документы, как «ЮКОС», так и данных фирм велись одной структурой – централизованной бухгалтерией «ЮКОС», а ее главный бухгалтер Ирина Голуб одновременно являлась главным бухгалтером еще нескольких предприятий, которые фигурировали в деле. Это обстоятельство и стало последним гвоздем, забитым в крышку гроба.

Можно долго спорить о законности, справедливости и правовых аспектах лишения свободы Михаила Борисовича Ходорковского, однако это не является задачей данной книги. Ее цель – создать общее представление о критериях легальности тех или иных налоговых схем. А дело «ЮКОС» нужно рассматривать не только как самый яркий и крупный налоговый скандал последних лет, но и как очень серьезный судебный прецедент, на основании которого в последствии будут строиться другие уголовные дела. Именно на данном примере можно сделать выводы, позволяющие скорректировать стратегию оптимизации налоговых выплат и построения налоговых схем в будущем.

Какой вывод можно сделать

Главный вывод, который следует сделать, если расценивать дело «ЮКОС» как прецедент, так это о том, что можно вообще больше не говорить о легальных инструментах оптимизации налогов. Он связан с тем, что любые вполне легальные возможности избегания налогов (tax avoidance), которые дает грамотно организованное налоговое планирование, исходя из логики и критериев построения обвинения, а также конечных результатов данного судебного процесса, можно рассматривать как уголовно наказуемое уклонение от налогов (tax evasion). То есть дело «ЮКОС» является прецедентом, фактически нивелирующим огромную юридиче–скую разницу между этими двумя понятиями.

Перейти на    1 2 3 4 5 ... 34 35