Главная » Библиотека » Я стою 1 000 000 $. Психология персонального бренда. Как стать VIP (Кичаев Александр Александрович)
{sort}

Я стою 1 000 000 $. Психология персонального бренда. Как стать VIP (Кичаев Александр Александрович)

Настройки отображения Выбрать главу(43)
Перейти на    1 2 ... 49 50 51 52 53 54 55 56

– Но иногда оно не уходит, а только прячется...

– Чувствую, сейчас вы меня спросите про мои отношения с религией...

– Спасибо... Как у вас с верой?

– А у вас?

– Я не религиозен... Но в себя я верю...

– А я ни во что не верю...

– Даже в себя?

– А в себя особенно...

– В справедливость верите?

– А вы?

– Верю!

– Вы меня разочаровываете...

– А вы меня пока не разочаровали!

Сергей неопределенно пожал плечами, не зная, как реагировать на эту реплику Чедаева.

– Скажите, а чем вам нравится эта роль разочарованного в жизни циника?

Жихарев-младший ничего не ответил и только хмыкнул.

– Но даже у самого прожженного циника есть какой-нибудь ценитель его цинизма...

Сергей вяло с ухмылкой поаплодировал.

– Каламбурить изволите? Браво! На самом деле мне плевать, что обо мне будут думать! Как там, у Грибоедова: пусть княгиня Марья Алексеевна в свой кружевной сопливый платочек...

У Сергея зазвонил мобильник, и он, подчеркнуто учтиво извинившись, стал разговаривать с какой-то девушкой, сообщив, что имеет право на прощальное слово и что сейчас над ним проводят научный эксперимент.

«Может быть, у него была неразделенная любовь?.. Обычно на циников-мужчин неплохо действует женщина-циник, которая нередко превращается в их неразделенных чувствах и затуманенном воображении в женщину-загадку... Софью бы этому Чацкому! И тогда бы во имя любви он свернул горы! Надолго ли – не знаю. Но энергетический стимул открыться и выйти из своего защитного панциря был бы неплохой... Но о женщинах мы поговорим с ним, когда он перестанет паясничать...»

Сергей как будто уловил ход мыслей Чедаева и, закончив несколько раздраженно разговор, выказал свое отношение к женщинам. Главным тезисом было: пока ты в порядке, ты им интересен, но чуть что не так – гуляй, Вася. Затем они детально обсудили тему: женщина и деньги. И плавно вышли на заказанный Жихаревым-старшим блок: преемственность поколений, в том числе в бизнесе, с подтемой – отцы и дети...

– Ну а как вам перспективы стать наследником бизнеса вашего отца?

– Насколько я понимаю, это главный вопрос нашей встречи, поэтому в целях экономии времени отвечу на него полно и откровенно. Так вот, я не хочу делать вид, что мне интересно то, чем занимается отец. Я знаю, какой ценой он ведет свой бизнес... и если ему доставляет удовольствие изворачиваться, юлить, то я просто хочу быть самим собой... Как вам такой ответ?

– В вашем положении можно себе позволить быть самим собой. Правда, я не уверен, что сейчас вы целостны и самодостаточны...

– И почему это вы так решили?

– Как психолог я вижу целый ряд проявлений тревожности и фрустрации, которые, конечно, свойственны вашему психотипу, но у вас явный перебор с невротичностью...

– И какой у меня психотип?

– Выражаясь языком соционики, вы – этико-интуитивный интроверт...

И Алексей рассказал Сергею об особенностях его типа личности, о сильных и слабых сторонах, увлечениях, взглядах на себя, на мир. Причем многое в его описаниях, как видел Алексей, явно соответствовало представлениям Сергея о самом себе...

Наконец-то Чедаеву удалось вызвать неподдельный интерес к их общению. Сергей стал выспрашивать про признаки психотипов. И Алексей рассказывал ему о вербальных и невербальных сигналах, которые вольно или невольно посылает человек окружению...

Закончилась их встреча договоренностью о том, что Чедаев еще раз встретится с Сергеем: «лечить» его не будет, но научит техникам быстрого выхода из стресса и экспресс-диагностике психотипов...

* * *

К следующей встрече Чедаев подготовился основательно и построил их общение таким образом, чтобы запустить процесс корректировки внутренних установок Сергея, которые были скорее негативно-разрушительными и не имели конструктивного позитива.

Как известно, изменение убеждений начинается с изменения ценностей человека, стоящих за этим убеждением. После ментальной разведки на прошлой встрече Чедаев понял, какие убеждения были у Сергея. Он определил их как безнадежно-ничтожные. Так, себя Сергей воспринимал навороченным компьютером в зале игровых автоматов.

Окружающих – посетителями этого заведения, которые умеют использовать только один его файл – «дебильные» игры для лузеров. А вся остальная информация и множество полезных программ давно уже заархивированы и скоро будут отправлены в корзину...

И, самое главное, – будущее свое Сергей воспринимал как нечто расплывчато-тусклое, не мотивировавшее к достижению. В основе этого лежала пониженная самооценка. Ведь те преимущества положения, в котором находился Сергей, были следствием действий отца. У сына же сформировался комплекс, который вначале выражался в ощущении своей незначительности, а потом произошло отторжение от всего, что было достигнуто отцом, и наступил черед критического неприятия этого. Чедаев расценивал скепсис Сергея как защитную реакцию, позволяющую не ощущать себя малозначащим в этой жизни субъектом.

Выход был прост. Сергею нужна та самая идея, которой он загорится и начнет реализовывать. А попутно к нему придет и чувство собственной значимости, и повышение самооценки, и смысл. Ведь аппетит приходит во время еды!

Итак, Чедаев нашел лекарство от хандры Сергея. И в качестве панацеи он выбрал вариант формирования у того нового, мотивированного убеждения, которое стало бы той самой точкой опоры в воссоздании целостности и пробуждении интереса к жизни, социально активной. А поскольку убеждения выражаются в идеях, то Алексей при встрече стал щедро делиться с Сергеем своими собственными идеями. Правда, делал он это осторожно, подводя Сергея к той или иной мысли так, чтобы у того сложилось ощущение, будто он сам пришел к этому выводу...

Приведя для начала мудрое выражение насчет того, что ни один ветер не будет попутным, если не знаешь, куда плыть, Чедаев сказал, что у него есть несколько пунктов назначения, в которые он предлагает отправиться и Сергею.

Все предлагаемые варианты Сергей отмел, кроме одного. Это была та самая давняя идея Чедаева о лидеризации России.

Эта тема поначалу была также воспринята скептически. Но потом он все же втянулся...

Противоречия Сергея Чедаев определил так: жажда деятельности и вынужденное безделье, желание полезности и равнодушный прагматизм окружающих. Недоверие к другим – те, кто победнее, хотят от него денег, те, кто побогаче, ему неинтересны, одни прожигают, другие зажигают, третьи обжигают... А ему хочется простых человеческих отношений.

Основной тезис Сергея звучал традиционно: я хочу быть свободным и не зависеть ни от кого и ни от чего.

Чедаев вспомнил классическое определение особенности лишних людей: разочарованный скептик, скучающий эгоист... Да, это все про Сергея Жихарева...

– ...Меня искалечила школа, а благодаря отцу я был оторван от жизни. Когда он бросил нас с мамой, то у него появилось чувство вины и он компенсировал это деньгами: я получал практически все, что хотел, тем более что запросы мои были достаточно скромны. Отец разрушил мою детскую мечту стать врачом... как мама и дед... Он поддразнивал меня доктором Айболитом, вкладывая в это презрительно-снисходительное отношение, систематически подчеркивал зависимость и мелочность тех докторов, которые обслуживали его, с наслаждением рассказывал о случаях продажности и беспринципности врачей... и даже как-то поручил своей пресс-службе сделать специально для меня подборку газетных вырезок на эту тему... Вместо мединститута я поехал в Англию обучаться менеджменту... А там полубогемная жизнь, кстати, без особых излишеств с моей стороны: учеба, правильные студенческие тусовки, иногда расслабление по полной программе...

– А как насчет мечты о врачебной деятельности?

– Наверное, отец убил во мне не только желание стать врачом, но и... любовь к людям. Сейчас я не принимаю близко к сердцу чьи-то страдания и все воспринимаю как бы со стороны...

Перейти на    1 2 ... 49 50 51 52 53 54 55 56