Главная » Библиотека » Я стою 1 000 000 $. Психология персонального бренда. Как стать VIP (Кичаев Александр Александрович)
{sort}

Я стою 1 000 000 $. Психология персонального бренда. Как стать VIP (Кичаев Александр Александрович)

Настройки отображения Выбрать главу(43)
Перейти на    1 2 ... 38 39 40 41 42 ... 55 56

– Важнее и интереснее, чем работать со мной?

– Ну, зачем ты так...

– Видишь ли, ты прав, я – максималистка: все или ничего...

– Ну, это со временем проходит...

– Не перебивай меня... Хотя... Наверное... Нам уже больше не о чем говорить. Я пойду...

– Вика, подожди!

– Нет, извини. Мне неприятно здесь находиться. Пока!.. – Она вышла из машины и направилась к своему дому.

Алексей сидел, разрываемый противоречивыми чувствами, глядя на ее упруго натянутую юбку с влекуще-завораживающим разрезом и все еще чувствуя напористо обволакивающее благоухание ее модных духов. Он несколько раз порывался остановить ее, но удержался, боясь, что дрогнет и, поддавшись сентиментально-благородным чувствам, все же взвалит на себя хлопотное и нежелательное бремя раскрутки Вики.

Чедаев уехал и, как бы в утешение или в оправдание, приговаривал по дороге: «Мавр сделал свое дело. Мавр может удалиться...»

* * *

«Не переживай, девочка, – думал Алексей. – У тебя все получится. Полдела сделано. Ты многому научилась. Тебе есть что предъявить... Твой бренд наполовину сделан... У тебя теперь имеется хороший презентационно-рекламный продукт, а дальше ты уж сама... Тем более ты уже в теме... Извини, но я знаю, что рано или поздно моей головной болью станут постоянные поиски новых спонсоров, окучивание звезд для твоих съемок, да еще наверняка урегулирование наших межличностных конфликтов, когда у тебя начнет кружиться голова от какой-никакой, но известности. Но все это неинтересно и мелко для меня. Ты, конечно, хороша, но я, увы, не настолько покорен тобой, чтобы отказаться от своей мечты и положить ее к твоим ногам... пусть даже очень стройным, но все же: подножие – позиция малоприятная для того, кто сам хочет забраться на постамент... Я отказываюсь подписывать акт отречения от звездной короны в пользу преемника, то бишь – преемницы, которая станет фигурой на моем фоне!.. Что это: прагматизм, цинизм, эгоизм или зависть? А впрочем, все это формы психологической защиты, так что ваша первичная потребность в безопасности, уважаемый Алексей, удовлетворена...»

По дороге он по привычке купил несколько деловых изданий. Хотя уже много лет он был активным пользователем Интернета, ему не нравилось входить на сайты Интернет СМИ и читать тексты с монитора: раздражало гудение ноутбука и быстро начинали уставать глаза. Куда приятнее было, развалившись на диване, неторопливо развернуть газету или полистать журнал.

Когда он вошел в квартиру, на автоответчике было сообщение от Мерзлова с напоминанием о своем предложении.

«Итак, нас ждут великие дела. Магомет засиделся в ожидании горы. Гора под названием Тушин оказалась сопкой, кишащей всякими ядовитыми гадинами... хм-м... Пожалуй, с Тушиным все понятно. С какой стати ему ссориться из-за меня с заказчиком! Слишком он от него зависит... Интересно, понимает ли он, что с таким штабом шансы у него невелики?.. Славная задача у таких штабов: успеть освоить рекламный бюджет и „откатить" положенное тем, кто дал им эту работу. Чем больше кандидат зависит от заказчика, тем меньше у него возможности препятствовать дилетантству или воровству штаба. И неизвестно, что лучше: иметь штаб амбициозных дилетантов или штаб воров? Но конечно же оба – хуже: два в одном флаконе, то бишь – в штабе, это гарантированный проигрыш... – Алексей поймал себя на мысли, что он все же не совсем объективен в оценке штаба. – Наверное, главная проблема этого штаба – бесталанное кураторство, сводящее на нет все усилия специалистов (которых там очень мало, но все-таки пара – тройка имеется...). Это тот самый случай, когда самая лучшая координация – отсутствие этой самой координации. Было бы меньше вреда делу. Если, конечно, координируешь в интересах дела, а не пользуешь дело в своих нуждах...»

Он лег на диван, закинув руку за голову, развернул газету и стал читать, то и дело отвлекаясь на свои мысли.

«Ну а вы, господин Чедаев, расслабьтесь и считайте себя свободным, аки сокол... Ничего страшного не случится, если я вернусь в штаб Самойлова. Да еще стоит возобновить переговоры с другими штабами. Предвыборная пора в разгаре – самое время собирать урожай, который зимой и летом одним цветом: зеленым... Вон некоторые умудряются работать даже одновременно с тремя-четырьмя кандидатами, из которых как минимум двое – оппоненты... О! Никак про Никонова пишут...»

Алексей оживился, обнаружив интервью с Никоновым, и с интересом стал читать. Материал был явно заказной, с блеклым информационным поводом и состоял сплошь из размышлений Никонова о судьбе многострадальной России. Но особенно его заинтересовало одно место, где говорилось о том, что сейчас крайне необходимы люди, которые смогли бы вернуть россиянам уважение к себе, а России – уважение других.

Чедаев вспомнил о Вике, что-то шевельнулось в его душе. Но через пару минут усилием воли он прогнал эти сладко-гнетущие ощущения и подумал уже о том, что, может, не так уж и неправа была Вика, говоря о глобальных планах Никонова. В нем проснулась жажда деятельности. Он достал из пиджака записную книжку. Стал листать.

«Ну что? С кого начнем? – он стал просматривать телефоны своих знакомых, работавших в разных штабах и предлагавших ему в свое время сотрудничество, но в итоге решил, что самый лучший вариант – это все же Мерзлов, давний ценитель его идей. – А нужны ли сейчас там мои идеи?.. Нет, не станут они сейчас отвлекаться от утвержденных планов. Процесс пошел. Вот что им нужно, так это негатив на Тушина – основного соперника Самойлова. Интересно, сколько они за это готовы заплатить? Меньше чем на 30 сребреников я не соглашусь... Так, 30 сребреников, это сколько же в нынешнем рублевом эквиваленте? Надо как-нибудь подкинуть идейку научной общественности провести исследования на эту тему...»

Алексей остановился перед зеркалом, держа в руке записную книжку: «Леха, у тебя так много интересных замыслов, у тебя есть очень даже серьезные, крутые проекты. Ты не какая-нибудь бездарность, которая лезет во все щели любой ценой... Так неужели ты позволишь сделать из себя Иуду?»

Он вдруг почувствовал облегчение и даже неожиданно для себя улыбнулся. «Нет, мы пойдем другим путем», – произнес он вслух, слегка картавя. Прищурился и подмигнул в зеркало.

* * *

С газетой «ХХ» (одной из центральных, с большим тиражом, куда Алексей время от времени пристраивал «черный PR» и имел удостоверение внештатного корреспондента) он договорился о размещении на коммерческой основе интервью с Никоновым. Затем выяснил телефон департамента связей с общественностью компании Никонова и, представившись сотрудником газеты «ХХ», готовящим новую рубрику «Элита российского бизнеса», договорился о встрече с ним.

(Еще во времена занятия журналистикой он приобрел навыки использования принадлежности к газете для установления необходимых контактов. Перейдя в рекламный бизнес, он действовал уже либо от имени клиента (общаясь со СМИ), либо от имени своего агентства (общаясь с клиентами). И все же не зря все спецслужбы мира больше всего любят работать под журналистским прикрытием. Перед прессой часто открываются такие двери, в которые трудно попасть даже многим влиятельным людям. Поэтому Алексей и решил использовать все преимущества прессы. Четкого плана не было, и он, рассчитывая на вдохновение, решил, что будет ориентироваться по обстоятельствам.)

Встреча была назначена на поздний вечер следующего дня.

Они долго беседовали с Никоновым о его жизни, планах. И под конец ему удалось расположить Никонова настолько, что когда Алексей осторожно выразил желание посмотреть его дом, познакомиться с семьей, чтобы «утеплить» образ Никонова, тот сразу согласился и предложил поехать прямо сейчас, к большому неудовольствию его пресс-секретаря. У нее, очевидно, были на этот вечер свои планы, и она попыталась отговорить Никонова от продолжения интервью в домашней обстановке. Но тот отреагировал на ее давление плохо скрытым раздражением и сказал, что на сегодня она свободна. Алексею пришлось даже смягчить ситуацию, клятвенно пообещав представить ей окончательный вариант интервью.

Перейти на    1 2 ... 38 39 40 41 42 ... 55 56