Главная » Библиотека » Я стою 1 000 000 $. Психология персонального бренда. Как стать VIP (Кичаев Александр Александрович)
{sort}

Я стою 1 000 000 $. Психология персонального бренда. Как стать VIP (Кичаев Александр Александрович)

Настройки отображения Выбрать главу(43)
Перейти на    1 2 ... 26 27 28 29 30 ... 55 56

Но это еще не все!

А теперь научную публицистику легким движением руки автора мы преобразуем в художественный формат.

Зачем?

Для интеллектуально-творческого разогрева. Ведь когда чередуешь рационально-логическую деятельность с креативной, активизируются наши полушария. Так что эта книга – своего рода гимнастика для ума...

А еще для хорошего усвоения, а также для удобоварения и питательности, ибо основы лидерства и успешности, которые представлены в предыдущей части книги, теперь будут проиллюстрированы образами, нанизанными на сюжет. И будет у вас от этого сила превеликая!

Посему предлагаю вам прямо сейчас познакомиться с повествованием. Основная часть была написана мною еще в прошлом веке...

Сразу скажу: история Алексея Чедаева при некоторой схожести характера и ситуаций отнюдь не является автобиографической. Так что прошу не искать аналогий со мной и моей практикой. Повесть про себя я опубликую, возможно, в следующей книге. Хотя и в этом случае вымысел, допускаемый художественным форматом сочинения, обычно дает возможность фактологического и характерологического маневра...

Это сладкое слово «раскрутка» (повествование)

Требуется гораздо больше ума, чтобы передать свои идеи, чем чтобы их иметь.

К. Гельвеций

Идеи – это капиталы, которые приносят проценты лишь в руках таланта.

А. Ривароль

Идеи должны работать посредством умов и рук хороших и смелых людей, или они останутся не чем иным, как мечтами.

Р. Эмерсон

Чедаеву позвонили, когда он завтракал. Разговаривать по телефону с набитым ртом не хотелось, и поэтому он решил не снимать трубку, пока не завершит трапезу. Но телефон настойчиво отсчитывал звонки, количество которых уже перевалило за десяток. Наконец Алексей не выдержал и, спешно дохрустев кукурузными хлопьями, взял трубку. Солидный мужской голос сообщил, что его фамилия Жихарев и что звонит он по рекомендации одного влиятельного клиента Алексея. После чего с некоторой иронией поинтересовался:

– Мне сказали, что вы делаете людей успешными?

– И вас не обманули. Но хочу уточнить: люди делают себя успешными сами, а я просто напоминаю им об их планах...

– Мой приятель очень хотел стать министром финансов, но когда я ему напоминаю об этом, он начинает нервничать... Может, посоветовать ему обратиться к вам?.. Кстати, часто к вам обращаются с такими запросами?

– Вполне нормальный запрос... Обычно в таких случаях я для начала оцениваю возможности обратившегося ко мне, а потом или направляю его к психиатру, или мы вместе смеемся над этой шуткой. Или... берусь за дело, если есть потенциал...

После некоторой паузы на другом конце провода прозвучала уже привычная для Алексея фраза: «Когда мы сможем встретиться?» Они договорились, что через час за ним заедет машина и его отвезут к Жихареву.

После этого разговора у Алексея было дежавю. Особенно бередила его подсознание фраза про министра финансов. И, наконец, помучавшись, он вспомнил, что этим же вопросом выясняла особенности его профессии популярная шоувумен Лилиана на съемках телепрограммы, куда Чедаева недавно приглашали.

* * *

Тогда Алексею было забавно наблюдать, как Лилиана и экс-секс-бомба российской эстрады Ирина Щедрина дружно осуждают пороки гостей программы и вдохновенно рассуждают о нравственности, при этом отнюдь не отличаясь таковой в своей жизни...

В тот момент Алексей был настроен благодушно и не захотел ввязываться в склоку, которую провоцировала Лилиана, славившаяся своим стервозным характером. Он напоминал себе кота Леопольда, терпеливо воспринимающего наскоки комплексующе-злобных мышей. Однако, выйдя из студии, Алексей подумал, что, пожалуй, неплохо было бы проучить эту зарвавшуюся дамочку. И выдернуть ее из образа, в котором она находилась уже несколько лет, но это было бы, пожалуй, не по-мужски...

В свое время из-за разрыва творческих и личных отношений с партнером она осталась, что называется, не у дел, погрузилась в депрессию. Но все же ей удалось вновь вскарабкаться на звездный Олимп, и теперь уже в качестве умудренно-прозревшей и раскомплексованной. Произошло репозиционирование Лилианы: из клоуна в клоны... Валерия Комиссарова и Елены Яковлевой, оставивших на тот момент поприще кухонно-мелодраматического ток-шоу. И обновленный образ Лилианы впитал в себя их роли и стал, словно шампунь для промывающе-массового заморачивания голов – три в одном: народная заступница + психотерапевт + «своя» звезда.

Под стать ей были и так называемые эксперты. Например, молодящаяся дама-психолог Старгородцева, с обрезанной под корень челкой, одетая крикливо и безвкусно. По всем законам колористики ее регулярно надеваемые аляповатые брючные костюмы с вещевого рынка перебивали даже эпатажный стиль Лилианы, диссонируя с изрекаемыми ею правильными морализаторскими сентенциями...

Вместе с тем тогда Чедаев остался крайне недоволен и собой – попытался подстроиться под формат этого шоу, рассчитанного на невзыскательную аудиторию дневного эфира... В итоге: плоские шутки, затертые истины, временами жалкий лепет и ощущение самонасилия в попытке «быть выше» этого маргинального действа. В общем, он – не он...

Зато сделал полезные выводы, увидел свои слабые стороны, снова убедился, что метать бисер перед свиньями – дело неблагодарное, и составил перечень того, как, где и с кем НЕ надо...

* * *

Они встретились в офисе Жихарева, с обстановкой в стиле ампир, включая статную секретаршу бальзаковского возраста с остатками былой красоты и внушительных размеров охранника.

Неторопливо попивая зеленый чай, Жихарев стал рассказывать о своем сыне от первого брака – Сергее, которого он видит наследником своего дела. Тот недавно вернулся из Лондона, где учился.

– Для начала задача – сделать его вменяемым. Нужно, чтобы он пересмотрел свои взгляды на жизнь и захотел стать моим преемником. Он пренебрежительно относится к моему бизнесу. Хотя у меня сеть супермаркетов, нефтяные проекты и много чего другого. Но он заявил, что ему это неинтересно, он – выше этого. В общем, считает себя то ли философом, то ли бунтарем...

– Но всех бунтарей ожидает тюрьма? – Чедаев вопросительно процитировал слова песни «Машины времени».

– Я понял, что вы имеете в виду... Нет, я этого не боюсь. Иногда, правда, он мне напоминает анархиста или, как там, у Чернышевского, – нигилиста, но на что-то серьезное у него духу не хватит. Да и время сейчас не то...

– Ну, насчет тюрьмы и сумы – актуально во все времена и для всех, – заметил Алексей многозначительно.

– Вот насчет сумы, пожалуй, вы правы. Зарабатывать для него – это низко, а вот тратить – это уже поинтересней.

– И на что он тратит?

– Был период, когда у него на уме были девочки, машины, и даже как-то я у него нашел «кокс». Он, правда, сказал, что это не его, это он отнял у приятеля. Я не стал его припирать к стенке, чтобы он не закрывался от меня. Но теперь это в прошлом... Сейчас он вообще ничего не хочет. Замкнулся. Ни с кем не общается по-человечески. Ко всему относится скептически...

– Как можно сформулировать задачи нашего сотрудничества?

Жихарев задумался.

– Наверное, я не хочу, чтобы он оставался таким...

– Чего вы не хотите, я уже понял, а чего вы хотите?

– Хочу, чтобы он... захотел... жить. Да, жить, а не охаивать жизнь других...

– Просто захотеть обычно не получается. Нужно будет создать для него привлекательный образ того будущего, которое вы ему прочите. Ну, скажите, почему ему должно быть интересно вместо возвышенных размышлений о бренности бытия, о никчемности окружающих или даже, может... подготовки всемирной революции засесть за финансовые документы, пропадать на переговорах, следить за биржевыми сводками?

Перейти на    1 2 ... 26 27 28 29 30 ... 55 56