Главная » Библиотека » Я стою 1 000 000 $. Психология персонального бренда. Как стать VIP (Кичаев Александр Александрович)
{sort}

Я стою 1 000 000 $. Психология персонального бренда. Как стать VIP (Кичаев Александр Александрович)

Настройки отображения Выбрать главу(43)
Перейти на    1 2 ... 24 25 26 27 28 ... 55 56

Психотехнологии массового воздействия (манипулирование, программирование)

Поскольку целью брендинга является создание у окружающих желаемого и востребованного образа, который бы воздействовал на людей, побуждая правильно воспринимать его, важным фактором нередко является применение стратегий и приемов массового воздействия.

Воздействие может быть либо открытым, либо скрытым. Соответственно стратегия открытости будет следовать задаче приближения бренда к окружению, а стратегия закрытости – дистанцирования.

Открытое или прямое воздействие зачастую наталкивается на противодействие защитных барьеров массового сознания. Поэтому оно менее эффективно, требует больших временных и финансовых затрат. Но самое печальное заключается в том, что даже такие колоссальные усилия могут быть потрачены впустую. Если посылаемая информация наталкивается на сознательный барьер общественного стереотипа неприятия, то каждое последующее воздействие будет только усиливать защитный слой восприятия.

Другой эффект может возникнуть, если работать по принципу белого пятна, когда имиджмейкер дает возможность аудитории самой заполнить пустые места. Он как бы вовлекает ее в процесс совместного творческого конструирования собственного стереотипа восприятия. Получив инициативу, она, как правило, начинает заполнять белое пятно именно тем, что наиболее качественно и эффективно на нее воздействует. Аудитория в этом случае занимается автовоздействием и самопрограммированием.

Какими же средствами обычно осуществляется манипулятивное воздействие?

Изначально определяется вектор воздействия — эмоция, установка, которую следует вызвать. Это может быть переключение внимания, смещение смысловых акцентов, преувеличивание опасности ситуации для объекта воздействия и проч.

Затем подбираются способы воздействия. Например, создание ситуации цейтнота, вынуждающей объект воздействия торопиться и соответственно повышающей вероятность ошибочных действий; искусственное присоединение субъекта к силам, имеющим для объекта статус влиятельности, авторитета или почитания; перехват инициативы и перевод действий на свое поле, в невыгодные для объекта условия и т. п.

После этого выявляется мотив, позволяющий присоединиться к психической сфере объекта. Здесь используется принцип: «Мы с тобой одной крови». Найдя любой значимый для объекта мотив (преступность, ухудшение условий жизни, классовая или национальная нетерпимость, личные проблемы или, наоборот, приятные переживания, хобби и проч.), манипулятор начинает действовать.

При помощи каких психологических механизмов осуществляются эти действия?

Присоединение к ментальности объекта.

Использование психического автоматизма (схем и моделей внутриличностного взаимодействия).

Когнитивно-эмоциональное подпитывание внедренных в объект мотивов.

Перенос целей субъекта в ментальность объекта и организация процесса их адаптации и отождествления.

В настоящее время арсенал средств массового воздействия практически безграничен. Приведем лишь некоторые приемы и способы.

Использование «спирали инициативы», когда у человека искусственно создается ощущение себя в меньшинстве. В результате он становится безынициативным, отдавая приоритет тому, кого он считает представителем большинства. Имиджмейкер может сознательно манипулировать этой ситуацией, создавая из меньшинства сторонников большинство. Это позволяет навязывать «неправильному большинству» мнение «правильного меньшинства», когда большинство ощущает, что точно так же думают и другие.

Резонансная коммуникация – использование слухов, когда запущенная по особым каналам информация, обрастая различными подробностями и деталями, на выходе образует больший объем, чем на входе. (При работе с конкурентами слухмейкеринг – один из важных аспектов.)

Анализируя феномен Жириновского (с его архетипом Шута), как и всевозможных политических и эстрадных юмористов, да и того же «МММ» («я не халявщик, я – партнер!»), можно говорить еще об одном приеме – сознательного занижения своего объекта с тем, чтобы каждый участник группы восприятия почувствовал себя комфортнее, сильнее. Это повышает самооценку и конечно же привязывает группу к субъекту, дающему такое приятное ощущение собственной значимости.

Традиционно используются политиками следующие архетипы: Герой, Властитель, Заботливый. Приоритетность зависит от ситуации в стране – стабильность инициирует заботу и мудрое правление, нестабильность соответственно требует героизации и жесткого правления...

Важной частью имиджевой политики является создание правильного имиджа противника. Хорошо консолидирует группу вокруг ее лидера наличие врага. Чем ярче образ врага, тем удачнее консолидация.

Настоящим героем можно стать только при активном, сопротивляющемся враге, когда герой может проявить геройские качества. Феномен «как бы внешнего врага» не только успешно консолидирует, но часто используется и как отвлекающий маневр. Так, в разгар скандала с Моникой Левински для отвлечения интереса общественности и восстановления в имидже Клинтона лидерских качеств начинались военные действия с режимами, имевшими имидж враждебных для Америки. По этому же пути (борьба с исламофашизмом) пошел в свое время и Буш-младший...

События в Чечне были удачно использованы имиджмейкерами Путина в период предвыборной кампании. Успешно боролся с врагами внутренними, а потом и внешними Сталин.

Для пущей убедительности врага желательно визуализировать. Ведь, как известно, большую часть информации мы получаем через зрительный канал. Поэтому так хорошо срабатывают фото и телевизионные картинки, способные после первой же демонстрации дискредитировать объект и блокировать все его усилия по собственной реабилитации. Особенно если ответная информация – оправдание – проходит только по вербальному каналу.

Негативные визуальные имиджи опровергать намного труднее, чем вербальные тексты-обвинения.

Прием занижения имиджа противника строится обычно на его ассоциировании с негативным контекстом: присоединение отрицательных имидженосителей, невыгодных ситуаций, действий и проч.

Лидер всегда старается ассоциироваться с такими понятиями, как «успех», «улучшение», «благо», «чудо», и дистанцироваться от негатива, к которому усердно пытается привязать своих врагов, да еще и ассоциировать их, проклятых, с понятиями «заговор», «вред», «ухудшение».

Поэтому негатив желательно выстраивать не на отрицании достоинств врага, а на приписывании ему невыгодных для него качеств. Для этого подходит прием из арсенала психоаналитики – это перенос (проекция) своих негативных черт на врага. В этом случае врагу как бы приписываются те неблаговидные замыслы и поступки по отношению к нам, которые мы могли бы совершить по отношению к нему.

По этой же причине опровергать негатив в отношении себя – занятие неблагодарное; выгоднее альтернативно выстроить позитивный стереотип и косвенно противопоставлять его запущенному отрицательному стереотипу. Параллельно нужно самому атаковать в ответ слабые места противника, переведя борьбу в выгодные для себя условия. Опровержение должно делаться с юмором. Таким образом, в бессознательном восприятии происходит как бы отстранение лидера от негатива.

Ч. Как используется негативная информация, которая может сопровождать продвижение персонального бренда?

Можно отметить следующие особенности работы с негативной информацией или компроматом.

Вначале определяется то, что на данный момент может являться компрометирующим обстоятельством. Затем идет подбор компромата в сфере интересов конкурента, среди которых отмечается поиск финансового и морально-нравственного компромата. Следующий этап – «слив» компромата, причем необязательно целью при этом является пресса. Иногда это делается ради того, чтобы продемонстрировать негатив самому объекту, тем самым заставив его изменить позицию, поведение.

Перейти на    1 2 ... 24 25 26 27 28 ... 55 56