Главная » Библиотека » Я стою 1 000 000 $. Психология персонального бренда. Как стать VIP (Кичаев Александр Александрович)
{sort}

Я стою 1 000 000 $. Психология персонального бренда. Как стать VIP (Кичаев Александр Александрович)

Настройки отображения Выбрать главу(43)
Перейти на    1 2 ... 15 16 17 18 19 ... 55 56

Много времени мы уделили идентификации его ожиданий от будущего...

Нередко мои клиенты не осознают истинные, первичные цели и задачи. У меня был клиент, который считал, что главная цель его жизни – заработать миллион долларов, а на самом деле он просто нуждался в безопасности и одобрении окружающих.

Была клиентка, стремившаяся сделать успешную карьеру, но в основе этого было желание заглушить боль, связанную с недавним разводом, потерей любимого.

Еще мы определили условия его нынешней и будущей деятельности (какова степень противодействия ему окружения, обстоятельств, какие факторы благоприятствуют и проч.). При этом я следил, чтобы цели Руслана гармонично встраивались в окружающую действительность, по возможности не встречая сопротивления или отторжения. Также я выполнял функции доверенного лица, снижал давление на Руслана со стороны родственников-приятелей (в процессе реорганизации его бизнеса), уменьшая уровень межгрупповой конфронтации внутри компании.

Руслан описал этапы нашей работы следующими метафорами:

«У меня было ощущение, будто вылезаю из болота. Вначале обнаружил целую группу присосавшихся пиявок, а на берегу одолели комары, и очень раздражало кваканье лягушек...»

«...Когда отмылся и обсох, стал подбирать те самые костюмы, в которых мне и моей команде было бы уютно и комфортно. И как в песне: главное, чтобы костюмчик сидел и чтобы мой вид вызывал не только уважение и интерес ко мне, но еще и желание у других завоевать мое уважение и мой интерес...»

На этапе «примерки» Руслан убедился, что «костюмы» у него и у команды все же должны быть разные. Он психологически стал отстраняться от команды под лозунгом: «Что позволено Юпитеру, не позволено быкам!» Но и этапы «нетерпимости», а потом «мании величия» мы миновали довольно быстро и без особых осложнений... Таким образом, получая реакцию воспринимающего окружения, я переводил ее Руслану в виде советов, образов и коррекции его стратегий.

После обозначения круга личностных проблем была проведена психокоррекция неадекватных реакций и форм поведения для их нормализации. Руслан находился в классическом кризисе среднего возраста, и ему нужно было понять себя, нового, и принять последствия своих внутренних изменений, найти новые ценности, интересы.

«...Я обнаружил, что у меня давно уже нет мечты, которая захватывала бы меня и приносила в мою жизнь радость. У меня не было настоящих друзей, не было любимого человека. Я не понимал, для чего, для кого я зарабатываю, мне не хотелось развиваться...»

«...И тогда я понял, что могу жить ради идеи – у меня было много значимых идей еще в моей добизнесовой жизни. И одна из них вдруг всплыла сама собой. Это очень обрадовало меня. У меня появился интерес к жизни...»

Параллельно Руслан обучился основным приемам саморелаксации и стрессоустойчивости.

В соответствии с выбранными статусно-ролевыми задачами формировался его имидж. Причем работа велась не только над внешним обликом (тот самый костюмчик, прическа и проч.), но и над стилем и манерой поведения.

Был у меня клиент с холерическим темпераментом, порывистый и довольно раздражительный, но пытавшийся казаться вальяжным и суровым. Именно такой имидж соответствовал в его представлении образу настоящего бизнесмена и должен был бы вызывать у окружающих уважение и почтение. Однако окружающие реагировали на это либо скрытыми насмешками, либо конфликтами. Так вот, раздражительность была следствием внутреннего противоречия между его естественным состоянием и ограничениями, которые он сам для себя установил. После соответствующей коррекции он вернулся к себе, настоящему. И теперь всем с ним комфортно, он – заводила и вдохновитель как в бизнесе, так и с близкими.

Кроме того, была разработана концепция и стратегия взаимодействия Руслана с деловым окружением (сотрудники, партнеры, клиенты).

Поскольку выяснилось, что Руслану действительно тесно в том бизнесе, который он вел, обсуждались альтернативы: либо готовиться к переходу его самого и его бизнеса на другой – VIP-уровень, либо попробовать себя в качестве общественно-политического деятеля. В итоге мы совместили его бизнес-возможности с продвижением некоторых социальных проектов. Гуманитарное образование Руслана наконец-то получило свою реализацию...

Мы начали формировать персональный бренд Руслана, используя технологическую модель, которая состоит из следующих этапов.

1. Социологический этап (ведущие темы; характеристики лидера; ожидания целевых групп).

2. Имиджевый этап (рассказ о личности клиента, о его прошлых успехах, его видении будущего; позиционирование).

3. Этап тестирования (проверка степени адаптивности подготовленных Я/МЫ-сообщений – месседжей).

4. Этап атаки/контратаки (работа с конкурентами или оппонентами).

5. Этап мониторинга (оценка эффекта сообщений).

6. Ч. То, что вы делали, похоже на работу психолога... А в чем разница между консультантом по персональному брендингу – имиджмейкером, коучем – и психологом?

В работе с Русланом решалась одна из важных задач – создание ментальности ЛИДЕРА. И именно в этом основное, на мой взгляд, отличие задач практического психолога и коуча-имиджмейкера, так как категория клиентов имиджмейкера, как правило, – люди, стремящиеся к публичной деятельности. Иначе, зачем им конструировать свой имидж, систему знаков и сигналов, предназначенную для воздействия на окружающих. К психологу же приходят разные люди. Причем многие из них стремятся решить психологические проблемы, добиться личностной целостности. В этом случае вмешательство в их ментальность, конструирование новых характеристик, скорее всего, будет для них неприемлемым и может даже вызвать протест.

А еще мы с клиентом нередко определяем его мнение о собственной значимости и важности и стараемся сделать его самооценку адекватной...

«Для того чтобы судить о действительной важности человека, следует предположить, что он умер, и вообразить, какую пустоту оставил бы он после себя: не многие бы выдержали такое испытание».

П. Буаст

Словосочетание «психологические проблемы» мы заменяем «задачами лидера», которые должны решаться путем их преобразования в дополнительный внутренний ресурс, который бы стимулировал и мотивировал на активную общественно-социальную деятельность. При этом очень важно, чтобы имидж человека соответствовал его архетипу, поэтому следующий шаг – архетипическая адаптация имиджа.

Ч. Как происходит архетипическая адаптация имиджа и, вообще, что такое архетипы?

Что такое архетипы?

«АРХЕТИП (от греч. arche – начало и typos – образ) – категория первообраза. В этом качестве архетип стал важным понятием христианской эстетики, так как, согласно Клименту Александрийскому (III в.), всеобщим первообразом является Бог. И в дальнейшем архетип неизменно мыслился принадлежащим к сакральной сфере. Подражанием первообразу являются образы – иконы, которые могут быть внешне подобны архетипу или, наоборот, противоположны ему по своим качествам. Мысль об абсолютной непостижимости архетипа – „неподобных подобиях" – была развита в V в. Псевдо-Дионисием Ареопагитом. Применительно к практике иконописи прообразом считался объект изображения – священное событие или лицо, а сама икона должна была служить средством „взведения ума к первообразному". В качестве архетипа может выступать также изображение круга с вписанными в него геометрическими фигурами – крестами, ромбами, квадратами, составляющими основу общечеловеческой символики.

Согласно теории коллективного подсознания швейцарского психолога Карла Густава Юнга, самые глубокие уровни человеческого подсознания содержат унаследованные образы „коллективного бессознательного", или архетипы, – древнейшие общечеловеческие идеи и символы, для всех культур ставшие основой мифов, народного и традиционного искусства».

Перейти на    1 2 ... 15 16 17 18 19 ... 55 56