Strict Standards: Non-static method Paginator::paginate() should not be called statically in /var/www/www-root/data/www/youcapital.ru/engine/modules/files/files_read.php on line 74 Конкуренция и сотрудничество: экономические перспективы Восточной Балтики (Григорьев Леонид) скачать книгу бесплатно
Главная » Библиотека » Конкуренция и сотрудничество: экономические перспективы Восточной Балтики (Григорьев Леонид)
{sort}

Конкуренция и сотрудничество: экономические перспективы Восточной Балтики (Григорьев Леонид)

Настройки отображения Выбрать главу(9)
Перейти на    1 2 3 4 5 6 ... 8 9

Рис. 10. Норма накопления в шести регионах СЗФО, % ВРП.

Модели экономического роста Прибалтийских стран похожи между собой. Они основываются на максимальной степени открытости экономики и привлечения иностранных капиталов за счет низких производственных издержек, простой налоговой системы и низких транзакционных издержек. Экономический рост при этом сопровождается умеренным бюджетным дефицитом, низкой инфляцией и стабильным курсом валюты. Факторы макроэкономической стабильности и растущая производительность также притягивают иностранный капитал. Данную модель можно охарактеризовать как «малая открытая экономика». Большинство экономистов считают, что вступление в ЕС приведет к дальнейшему сокращению барьеров для торговли и капитала, что должно способствовать экономическому росту. В то же время вхождение в большие объединения не гарантирует решения проблем развития, оно может сопровождаться определенными трудностями, связанными с введением евро (в большинстве стран ЕС были жалобы на инфляционные эффекты), необходимостью адаптироваться к свободе движения товаров, конкуренции сельхозтоваров, вероятному расслоению фермеров и т. п.

Влияние вступления в ЕС на инвестиционный процесс в странах региона пока трудно оценить, учитывая транспортно-туристские особенности экономики. Перспективы (по оценке национальных источников – «докладов о вступлении») производства информационных технологий в трех Балтийских странах относятся к нижним сегментам сложности продукции. В то же время можно ожидать большого влияния структурных грантов ЕС в новых странах-членах. Линия скоростной железнодорожной магистрали вокруг Балтийского моря может пройти по парому Хельсинки – Таллин, минуя даже Санкт-Петербург. Это один из самых сложных моментов в будущей региональной российской политике. Дело в том, что в экономическом отношении совершенно недостаточно иметь один Петербург с пригородами в качестве объекта туризма. Остаются огромные неиспользованные возможности Карелии, Новгородской и Псковской областей. Состоятельные представители российского среднего класса ездят отдыхать в Прибалтику и Финляндию, тогда как есть возможности для семейного туризма в регионе, особенно с учетом традиций российского более спортивного («спартанского») туризма. Во всяком случае планы ЕС в отношении развития транспортных систем в регионе должны быть учтены в российской транспортной и региональных стратегиях с тем, чтобы не упустить высокодоходные сегменты международного бизнеса, включиться в эти цепочки.

Внутренние споры по промышленной (стыдливо именуемой «структурной») и региональной политике должны строиться вокруг создания российскому бизнесу конкурентных условий работы в Балтийском регионе, тем более что соседи одновременно получают огромные конкурентные преимущества за счет перераспределения фондов ЕС (см. таблицу 3).

Таблица 3. Структурные гранты ЕС в Прибалтике в 2004–2006 гг.

Источник: Европейская комиссия.

В процессе модернизации экономики стран и регионов Восточной Балтики большую роль будут играть факторы региональной политики. В ЕС эта политика давно сформулирована, и мы наблюдаем в Польше и Прибалтийских странах процесс подбора проектов, соответствующих стандартам инфраструктурных и иных грантов ЕС. Фактически речь идет о том, что «старые члены ЕС» дарят нашим соседям инфраструктурные инвестиции в размере 5–10 % их ВВП – больше, чем общий уровень государственных инфраструктурных вложений России в том же измерении.

В России в прошедшие пятнадцать лет региональной политики просто не было. Поэтому к началу XXI века в России и ее регионах мы наблюдаем последствия переходного кризиса, «голландской болезни», неравномерности распределения природных ресурсов и прочих характерных особенностей российской экономики применительно к региональному развитию. Инфраструктура в прибалтийских областях России оказалась на порядок менее развитой, чем у соседей в постгосплановский период. В условиях десятилетнего кризиса переходного периода в России, трудностей с формированием политики, бюджетным кризисом трудно было ожидать федеральных вложений в инфраструктуру региона. Сочетание нескольких благоприятных факторов, а также высокие тарифы на российские грузы привели к формированию определенной политики в этом регионе, которая совершенно естественна – чтобы наслаждаться открытой экономикой и глобальной конкуренцией, нужно иметь сильные компании, способные грамотно конкурировать.

Российские политики продолжают спорить о правильном использовании профицита бюджета в ситуации, в которой соседние страны с большим бюджетным дефицитом могут себе позволить (за счет грантов) улучшать свою вполне приличную инфраструктуру. Последняя будет основой для создания рабочих мест, инвестиций российского бизнеса за рубежом и извлечения деловых доходов на фоне крайне неразвитой инфраструктуры в российских регионах.

В связи с созданием Минрегионразвития можно рассчитывать на формирование новой региональной политики в России, которая должна учитывать реалии сотрудничества и конкуренции на основных региональных направлениях интеграции в глобальную экономику, в частности контраст в области развития инфраструктуры на границе с ЕС.

В ближайшем будущем можно ожидать возрастания разрыва между российскими регионами и странами Восточной Балтики по норме накопления и соответственно по потенциалу развития. Это связано с дальнейшим привлечением в экономики этих стран иностранных инвестиций и поддержкой со стороны ЕС. Если российские регионы не будут проводить интенсивной политики по привлечению инвестиций со стороны как иностранных инвесторов, так и российского большого бизнеса, то существует риск оттока человеческого капитала на территории соседних стран и ухудшения относительной конкурентоспособности российских территорий.

III. Структура экономики и экспорта

Экономика стран региона к началу 90-х годов во многом была сформирована Госпланом СССР, делавшим ставку на использование балтийских портов (отсюда огромные вложения в латвийские порты, Таллинский порт и прочее) для коммерческой торговли, базирования рыбного флота, а также на массовый отдых на побережье Балтийского моря. Некоторые предприятия, которые не пережили по различным причинам переходный период 90-х годов, могли бы иметь огромный рынок в странах с переходной экономикой, производя малые грузовые автомобили, электронику и т. д.

В свою очередь, район Санкт-Петербурга был перегружен тяжелой промышленностью, предприятиями ОПК, которые не могли найти себе рынки (в прежних масштабах) в последние пятнадцать лет. В этом отношении масштабы перепрофилирования российских регионов в условиях открытой экономики и глобальной конкуренции представляют собой еще более трудную задачу, чем в странах Прибалтики, в которых сельское хозяйство и легкая и пищевая промышленность были значительно более развиты. В общем, разделение труда – сырьевые товары из России в обмен на продовольственные товары, продукцию легкой промышленности и туристические услуги – сохраняет свое значение и сегодня.

Финансовый кризис 1998 года и девальвация рубля (четырехкратная в номинальном и двукратная в реальном выражении) привели к кризису торговли с РФ и спаду во внутреннем производстве Прибалтийских стран. После кризиса 1998–2000 годов их экспорт в Россию сократился и завершилась его переориентация: доля ЕС вдвое превысила долю РФ. Разумеется, в последние годы в условиях взлета мировых цен на энергоносители это усугубило торговые дисбалансы.

Таблица 4. Структура экономики стран Восточной Балтики, 2004 г., %

Источник: Евростат (структура по NACE 6), ФСГС (структура по ОКОНХ).

Перейти на    1 2 3 4 5 6 ... 8 9